Кто-то на грелке сказал:
Вообще, бесит уклон в гуманизм. Оторвали лапку, она его бросила, а ещё одна она не дождалась и повесилась. И что? А где бластер? Где галактический император?

Я тут же решил написать рассказ про галактического императора. А поскольку недавно меня укоряли незнанием снарка, я вставил в рассказ и снарка. Мой снарк вышел не таким чудным, как у Кэррола, зато вполне воображаемым.

Позовите специалистов.

Позовите специалистов.

– Боюсь, что у меня плохие новости.
Первый советник имератора по военным делам припал на одно колено.
– Милорд, боюсь, что нас атакует снарк.
Император галактики вскочил со своего трона:
– Снарк! Мы истребили их всех в великой войне!
– Этот сумел избежать смерти.
– Наши элитные отряды…
– Уже уничтожены, – советник склонил голову.
– Вооружённые силы планет…
– Разбиты вдребезги.
Император нахмурился:
– Мы можем использовать Секретное Оружие!
– С прискорбием напоминаю вам, милорд, что в великой войне Секретное Оружие сдерживало снарков лишь пятнадцать минут.
Советник печально уставился в пол. Император прошёлся взад-вперёд по огромному залу. Затем он куснул ноготь и сказал:
– Тогда у нас нет выхода.
– Я понимаю, как вам тяжело, милорд, – поспешил заверить его советник.
– У нас нет выхода. Нам придётся расконсервировать Землю.

– Третья боевая дивизия уничтожена! Докладываем, третья боевая дивизия уничтожена.
– Сообщает Блоргх с Центавры: снарк только что уничтожил какой-то отряд кораблей, возможно, боевой дивизион, и движется к звезде…
– Третья боевая дивизия: потери 98%. Четвёртая боевая дивизия: потери 85%. Пятая…
– Восьмую дивизию к бою в квадрате К-9.
Огромный зал шумел. Император стоял в рубке у самого свода и наблюдал за ходом битвы. Империя проигрывала.
– Восьмая дивизия потеряна…
– Расконсервация планеты Земля через две минуты.
Зал тут же затих. Командиры дивизий, начальники фронтов, секретари – все подняли головы на огромный экран, отражавший ход битвы. Сейчас на нём крутилось объёмное изображение Земли.
– Четвёртая боевая дивизия уничтожена! Докладываем, четвёртая боевая дивизая уничтожена, – надрывался кто-то по рации.
– Расконсервация планеты Земля через одну минуту.
Все в зале сглотнули. Кое-кто полез в карман за таблетками.
– Вы всё сделали правильно, милорд, – печально сказал императору его первый советник.
– До-ми-соль-до, – пропело радио, – Планета Земля расконсервирована.

– Ну-ка, ну-ка, что это за звёздочка? – пробормотал Джейкоб, вглядываясь в окуляр. Он повернул колёсико фокуса на миллиметр в сторону, и…
…небо внезапно вспыхнуло миллионами звёзд.
– Мать честная, – заорал ослеплённый Джейкоб, отпрыгивая от телескопа и часто моргая, – Мать честная, это что, ядерная война?!
По всему миру астрономы хватались за головы.

В зале висела тяжёлая тишина. Тикали секунды. Снарк прорывался в систему Центавры. Все ждали вестей с Земли.
– Ну что? – спросил кто-то. Ответом ему было напряжённое молчание.
– Сколько ещё ждать-то? – поинтересовался второй. На него зашикали.
Наконец, голос в динамиках неуверенно спросил:
– Милорд, сэр Император, разрешите обратиться?..
– Ну что, что с Землей?! – перебил его император, – Они не злятся на нас? Они согласились помочь?!
– Касательно этого, милорд… видите ли… под куполом земляне деградировали.
– Как деградировали?! – вскричал император, вскакивая со стула, – Полно! Земля была планетой смерти ещё до образования империи! Самые лучшие, самые умные и опасные бойцы! Кулак империи – деградировал?!
– Позвольте вам показать, сэр Император.
На экране вспыхнули изображения: люди пашут землю плугом. Погонщик подстёгивает лошадь. Деревянный дом около леса. Одни картинки сменялись другими. Люди едут на автобусе. Строят самолёт, запускают ракету.
– Жидкостное топливо, сэр. Они только-только вышли в космос на жидкостном топливе.
Император затряс головой:
– Нет, нет, не может быть! Быть того не может! Когда мы запечатывали их, они могли уничтожать звёзды!
– Боюсь, милорд, что нам остаётся лишь полагаться на собственные силы, – постарался утешить его советник.
И тут император поднял голову и нехорошо усмехнулся.
– Ну что ж, – сказал он, – Ну что ж. Раз судьба жестока к нам, мы будем играть нечестно. Попробуем блефовать. Откройте мне канал связи со снарком.
– Е- Есть, сэр! – советник махнул рукой, и фотографию Земли на экране сменила огромная, чудовищная морда. Пятиметровые клыки, узкие кровавые глаза, ненависть в каждой чёрточке. Снарк. Самое опасное существо галактики на самом разрушительном звездолёте во вселенной.

– А-а, – прорычал снарк, – Император! Какая встреча! Признаться, не ожидал такой чести.
– Нам надо поговорить, снарк.
– Когда кому-то надо поговорить, он для начала прекращает атаки, – ухмыльнулся снарк, – Но вы не трудитесь. Мне не сложно разбивать вас и за беседой. Ах, вы такие лёгкие цели. Как мало вы умеете, как мало вы знаете о войне.
– У нас есть те, кто знает о войне побольше тебя, чудовище.
– Да что вы, – снова протянул снарк, и хрипло улыбнулся, обнажая второй ряд перемалывающих зубов, – Неужто ваш хвалёный имперский дивизион? За последние пять тысяч лет вы сильно сдали, детишки.
– Ты что-нибудь слышал о планете Земля?
Снарк тотчас наклонился огромной мордой к камере.
– Земляяя! – сказал он, заинтересовавшись, – Да, я слышал о Земле. Я слышал. Земля ещё жива?
– Жива, – кивнул император.
– Но почему же… – снарк казался удивлённым, – почему же вы такие слабаки?..
А! – он дёрнулся, – я знаю! Земля отказала вам в помощи, ребятки. Так? – снарк захихикал. Император не обратил внимания на его смех.
– Земля находится под карантином, – сказал он, – Мы можем снять его в любую минуту, и земляне, разумеется, тебя уничтожат. Вот только нам не хотелось бы прибегать к таким мерам.
– Вы их боитесь, – понимающе усмехнулся снарк, – Трусы.
– Да, мы их боимся. Мы предлагаем тебе перемирие. Оставь, – император тяжело вздохнул, – оставь всё так, как есть. Захваченные территории достаются тебе. Землю мы…
– Трусы! – зарычал снарк, вцепляясь когтями в своё кресло – Трусы! Трусы! Жалкие трусы! Я уничтожу вас всех до единого!
– В таком случае мы расконсервируем…
– Давайте! Выпустите их, вы, трусы! Дайте мне достойного противника, о слабаки! – ревел снарк, – Вы думали напугать меня силой?! Думали напугать? Я не боюсь силы!
Капельки пота стекали по лбу императора.
– Ты не оставляешь нам выбора, – начал он, но снарк его перебил.
– Где она? – низко наклонившись к экрану, прорычал он, – Где Земля?! Вы уже сняли с неё консервацию? Не отвечаешь? Ну ладно же…
Снарк протянул своё длинное склизкое щупальце к самой камере и коснулся её. В воздухе возник отвратительный тонкий свист.
– Выключайте… – крикнул первый советник, но опоздал. Весь зал замер.
– Где она? – тихо прошептал снарк, и император моргнул, схватившись руками за горло.
– Н… нет, – выдавил он, – не хочу…
Глаза его остекленели. Все в зале застыли, наблюдая, но не в силах вмешаться.

На экране возникла картинка.
Шла война. Танки катились по грунту, оставляя за собой долгие полосатые следы. Взрывались снаряды, плакал искорёженный метал. Люди бросались на амбразуры грудью, другие бежали на врага по их трупам. Танки втаптывали их в землю, снаряды превращали в красную пыль. Огненные грибы росли за спинами солдат, испаряя реки и сметая леса. В тёмном от пепла небе маленькие стальные искорки кружились в смертельном вальсе, разделяясь и сталкиваясь, вспыхивая огненными точками и падая к земле обломками.
Снарк смотрел.
Шла война. Чугунные ядра со свистом врезались в толпу, выкашивая в ней длинные кровавые просеки. Всадники на лошадях мчались на копья, протыкали пехоту и падали под копыта коней товарищей. Полк солдат погибал под мушкетными выстрелами, маршируя, и не решаясь сломать построение. Корабли тонули, пробитые десятками выстрелов, но всё равно разворачивались, чтобы успеть напоследок ответить залпом.
Снарк внимательно смотрел.
Шла война. Камни свистели в воздухе, подожжённые стрелы летели на город, птицы с опалёнными хвостами возвращались к себе в гнёзда и люди горели заживо в своих домах. Мужчины убивали жён и детей, чтобы избавить их от вражеского плена. Кипящее масло лилось со стен, и муравьи на нитках корчились, варясь в нём заживо.
Люди рубили, колотили, проламывали черепа, отрубали руки, ноги и головы, взрывали и сжигали, сметали и ровняли с землёй.
На лицах их была звериная ярость.

Наконец, снарк кивнул своей огромной клыкастой мордой.
Картинка с Земли пропала. Люди в зале обрели возможность двигаться.
– Выключите! – закричал кто-то, но экран с чудовищем не выключился.
– Я всё понял, – прорычал снарк, – Я всё понял и улетаю.
Брови императора поползли вверх.
– Улетаешь? – испуганно переспросил он, – Как – улетаешь. Ты же только что… – он дёрнулся, – Ты… не вернёшься?
– Нет.
Советник пихнул императора локтем в бок, но тот не сдержался:
– Но ты же… хотел сражаться с землянами?
Снарк засмеялся. Его смех громом отдавался под куполами зала:
– Я видел достаточно, – ответил он, – Когда эти люди будут готовы со мной сразиться, они сами меня найдут. Они найдут. Найдут, найдут меня, не сомневайтесь.
И экран отключился под дикий хохот сумасшедшего снарка.

– Корабль снарка улетает.
Советник посмотрел на императора и в глазах обоих читалось облегчение.
– Что это было? – спросил он техников.
– Военная кинохроника, – ответил один, – Мы перехватили сигналы их телевидения.
– Военная? – император наклонил голову, – Мне казалось, они были недостаточно развиты для настоящей войны. У них даже S-поля нет. Какая же это война? На тяпках, тряпках и расщеплении ядра?
– Простите, милорд. Они воюют, чем могут.
Император ухмыльнулся.
– Ну тогда верните на место колпак, – сказал он. – Пускай ещё повоюют.

Один комментарий

  1. 15 April, 2012 в 19:59 | Ссылка

    клево, мне понравилось 🙂

Напишите комментарий:

Если хотите, можно залогиниться.

*