Записи за месяц: November 2008

Триган

Читаю мангу тригана. Нечасто появляется возможность вернуться в любимый мир и прожить все приключения ещё раз – по-новому.

Далее спойлеры: различия манги и аниме

различия манги и аниме.

Аниме примерно повторяет мангу до трёхлетнего скипа (конец оригинального “Тригана”), чуточку перемешивая события во времени. Потом различий море. Оставшиеся восемь серий в аниме написаны с нуля, с некоторой оглядкой на планируемые события манги (автор манги сам помогал делать аниме).

В манге после этого же момента есть ещё 14 томов. Понятно, что восемь серий и 14 томов – несопоставимые по количеству информации величины. Манга шире, во всём. Каждой детали отведено гораздо большее значение, все эволюционные события (вроде отношений с девочками) уехали далеко в будущее. Конфликты стали глубже, прошлое показано детальней, ганг-о-гансы из клоунов стали серьёзными противниками

.

Пришла посылка из Амазона

Десять томов Тригана, восемь Клеймора, два томика “Juuni Kokki”.

На одном из томиков цитата:
– An exciting, fast-paced adventure that will keep readers on the edge of their seats!
Yeah, hardly being able to sit still and read this trash further on.

Jokes aside, I wonder who the hell came up with this quote. Why would they need to advertise every story as a fast-paced action? Do they like, think this is some sort of christian magic?

Насчёт реализма в книгах

Главное в фантастике – вовсе не реализм сюжета. Главное – реализм персонажей.

Мумия-3:
– Поцелуй меня, дорогой.
– Дважды меня просить не придётся! (целует)

Ха-ха. А теперь попробуйте представить себе человека, который перед поцелуем произносит “Дважды меня просить не придётся”.

Просто милая случайная ссылка: страничка какого-то лицея из российской глубинки.
Они создовали лицо школы

Сюрприз!

Мне на почту пришёл “мелкий пакет” из Колумбии. Весом 4.3 килограмма.
Заказным письмом.

Что в нём может быть?..

Политическая хрень

Чего у нас не понимали, не понимают, и, похоже, никогда не поймут, так это того, что переслащённая пилюля ещё горше горькой.
Когда все подряд, в один голос, лижут обратную сторону марки и рассказывают, насколько правильным решением стало продление президентских сроков, поверить в это никак не выйдет. В первоначальном варианте поста тут была смешная фраза, в которой я сам себя назвал кочаном, но я её удалил ;)

Другое дело, если бы 40% было против. Или 30%. В общем, существенное, но недостаточное число. Если бы в думе разворачивались жаркие споры, газеты считали бы проценты, но в итоге – вы сами понимаете, в итоге всё равно приняли бы, как надо.
Тогда было бы понятно, что у нас демократия. И хотя неприятное решение принято, но ветры свободы ещё дуют, и бояться совершенно пока нечего. Вон сколько возражений было! Ну что ж поделаешь, если большинство согласно с президентом, не вечно же им процветать.

Ну да, актёрство. А за что ещё этой да-да-думе платят?

Кстати, Грелка.

О USB 3.0

Скорость USB 3.0 – в десять раз выше старой. Но максимальная длина кабеля – три метра, и он толстый. Кроме того, коннекторы из простых “воткнул – работает” превратились в сложные конструкции с несколькими слоями контактов.

Сдаётся мне, интерфейс USB повернул куда-то не туда. Лучшим в нём всегда была простота.

Неделю постов не было, надо написать

Вопрос жизни, вселенной и так далее, звучит так: почему я такое унылое недоразумение?
Не будем превращаться в нытиков, напишу-ка что-нибудь хорошее, ночное.

Если бы вы выбирали между увлекательными приключениями и смыслом, что бы выбрали?

Что важнее – красота или логичность сцен?

Какая история вам больше по душе: с полётами в космос зайцем и гонками на машинах времени или без оных?

Кстати, вот вам гонки на машинах времени.

Четыре сверкающих автомобиля…

Четыре сверкающих автомобиля выстроились в ряд – вычищенные, надраенные до блеска в стёклах, десять раз проверенные и отлаженные. Гонщики стояли возле своих машин, похлопывая их по крышам – каждый в форме с полосами своего цвета. Синий, красный, зелёный и черный.
Судья высоко поднял торжественный стартовый флаг. Комментатор засуетился перед камерой:
– В эфире? Уважаемые телезрители! Уважаемые наблюдатели на стадионе. Уважаемые посетители сети интернет. Напоминаю, что через пять минут, через каких-то пять минут начнётся первая в истории человечества гонка на машинах времени. Пять ДеЛореанов, которые выстроились перед вами, – нет, простите, их четыре. Один из гонщиков отказался от битвы. Эти четыре ДеЛореана пронзят время и промчатся по ключевым точкам человеческой истории. Это – …
Корреспондент неопределённо взманул рукой. Со стороны могло показаться, что его палец указывает в пустоту, но на экранах телевизоров в этом месте возникло изображение: трибуна, а за ней щупленький человек средних лет с усиками.
– Гитлер! Вы все его, конечно, знаете. Великий диктатор двадцатого столетия. Встречайте, фюрер Гитлер – первый чекпоинт сегодняшней гонки. Четырём гонщикам нужно застрелить Гитлера и трёх его ближайших приспешников, во время их выступления в тридцать девятом году! Честь убить фюрера выпала, как мы уже сообщали, красному игроку, Джулио Фернандесу. Итак, первый чекпоинт – Гитлер. Апплодисменты Гитлеру!
За кадром раздались записанные апплодисменты. Виртуальная публика хлопала усатому гражданину, а тот бил кулаком и взмахивал рукой, гневаясь на трибуне.
– Второй чекпоинт – …
Картинка сменилась. Теперь вместо Гитлера появится пожилой дедуля с остатками седых волос и огромной курчавой бородой. Скрючившись в захламлённой комнате, дедуля вычерчивал что-то при свете свечи.
– Для многих из вас он станет открытием. Человек, которые предсказал большую часть изобретений смутного двадцатого века! Настоящий изобретатель вертолёта и великий художник, встречайте – Леонардо Да Винчи, гений, опередивший своё время. Посмотрите внимательно: именно в этот момент на ваших экранах Да Винчи делает наброски своей знаменитой Моны Лизы. Честь убить Да Винчи выпала, повторяем, зелёному игроку, Микелю Ангелосу! Остальным придётся удовольствоваться его помощниками. Апплодисменты Да Винчи и Микелю Ангелосу!
Раздались апплодисменты. Дедуля на картинке нахмурился, схватил набросок и разорвал его в клочья. Нервно теребя пальцами, он вскочил со стула и удалился вглубь комнаты.
– И наконец…
Корреспондент с улыбкой взмахнул ладонями, представляя последнюю картинку. На ней плечистые ребята в броне прибивали гвоздями к огромному кресту печального бородатого мужчину. Несколько человек в отдалении ломали руки, но не решались вступиться за жертву. Корреспондент взглянул в пустоту за своим плечом – у него-то картинки не было, – и пожал плечами, как бы разделяя со зрителем его негодование.
– Ужасные нравы были в Древнем Риме! Прибивать человека гвоздями, к кресту – как не стыдно. Наш последний чекпоинт, и, если позволите, гвоздь нашей программы – тот, о ком знают даже аборигены далёких Соломоновых Островов, человек, чьё имя помнят вот уже две тысячи лет, самый великий мужчина из когда-либо живших на Земле. Встречайте – сын плотника, простой парень из Назарета, Иисус Христос – на ваших экранах! Прямо сейчас его прибивают к позорному кресту, где ему предстоит висеть ещё много часов – а скоро вы услышите гром божий, он прозвучит ровно в момент начала гонки! С Иисусом Христом должен был расправиться чёрный гонщик, Богослав Кериотский, остальным полагалось расстрелять зрителей. Но!.. Внимание!..
Корреспондент наклонился к камере, заслоняя картинку на заднем плане. Там печальный мужчина морщился от боли, когда ему в руку вбивали гвоздь.
– Только сегодня и только сейчас в правила было внесено исключение. Минуту назад мне сообщили, повторяю, это эксклюзивная новость, что финал этого грандиозного шоу будет изменён. Иисуса Христа, Иисуса из Назарета разрешается убить – …
– Любому, кто первым доберётся до этого чекпоинта! Вы слышите? Любому! Это значит, что нам сегодня гарантировано потрясающее развлечение! Кто бы из гонщиков не финишировал первым, мы всё равно насладимся этой чудесной сценой! Убийство Иисуса Христа! Ещё пару лет назад это казалось невозможным!..
Оператор сделал жест рукой, и журналист спохватился:
– Да-да-да, уважаемые телезрители, пришло время прерываться. Захватывающее мгновение уже на носу. В этот момент все камеры мира, я могу без преувеличения сказать, все телекамеры смотрят на четырёх отважных мужчин возле машин времени. Через мгновения судья взмахнёт рукой – видите, он уже заносит руку, – и они помчатся в прошлое, быстрее, быстрее, а мы будем рядом с ними каждое мгновение этой увлекательной гонки.
– На всякий случай хотелось бы повторить, что ничего, внимание, ничего из происходящего не отразится на нашей реальности. Бояться нам совершенно нечего. Путешествия во времени прекрасно изучены, любые вносимые изменения отразятся лишь на последующих ветках времени, а нам с вами абсолютно ничего не грозит. Наше прошлое неизменно, и –
Оператор отчаянно замахал руками, и корреспондент остановился. Он доверительно улыбнулся и пожал плечами.
– …Простите, я вынужден прерваться. Секунды до старта. С вами был Валерий Конюхов, наслаждайтесь зрелищем.
Оператор опустил камеры. Торжественные звуки гимна планеты раздались над полем. Многомилионная толпа на стадионе вскочила в едином дружном порыве. Огромные часы над полем отсчитывали последние секунды, судья занёс руку, гонщики схватились за ручки дверей, готовясь немедленно сорваться с места.
И в этот момент…
…на поле…
…одна за другой, раздались три вспышки. Три прекрасных автомобиля вылетели из жёлтых разрывов, колёса их оставляли огонь на траве. Очертания их были гладки, а формы чудесны, они блестели в ярких лучах прожекторов. От них шёл дым. Из дверей рванулись три молодых человека – фиолетовый, рыжий и золотой, в обтягивающих костюмах. На ходу они целили аккуратными маленькими бластерами.
Судья начал опускать руку, полотнище взметнулось, но не дошло до конца траектории. Где-то в середине взмаха – чпок, чпок, чпок, – ему под сердце вошли три метких луча, пущенных золотым визитёром. Рука застыла и неловко упала, судья выронил флаг и рухнул на колени. Вместе с ним рухнули два других гонщика.
Оставшиеся двое хлопали глазами, ничего не понимая. Толпа на стадионе затихла, кто-то по инерции ещё прыгал и махал руками, другие присматривались из-за спин, не веря своим глазам. Рыжий, золотой и фиолетовый гости не теряли времени даром, они уже неслись обратно ко своим машинам, часто дыша. Из груди судьи хлынула кровь, он свалился, располосованный надвое. Выжившие гонщики прислонились к ДеЛореанам, а убитые сплозали на землю. Гости, тем временем, прыгнули в свои сверкающие машины и рванули с места, один за другим, вырывая колёсами траву и разбрасывая комья грязи. Сейчас же они исчезли в сполохах света.
Стадион затих.
Автоматическая система пожаротушения включилась под куполом и принялась заливать горящее поле. Там, где струи воды касались травы, поднимался обильный белый дым.
На огромном экране сверху Иисус из Назарета кривился, а кровь текла по его пальцам.
Несколько секунд ничего не происходило. Первым сориентировался комментатор, видимо в нём сыграл профессионализм. Испуганно оглянувшись, он щёлкнул пальцами. Оператор поднял камеру, и журналист заговорил, но теперь голос его был нервным:
– Прямое включение с гонки века. Произошла ужасная трагедия. Похоже, у нас тут… Мы… мы пока не можем сказать точно, что происходит, но судя по всему…
Он обернулся.
– Судя по всему… Вы знаете, я как-то растерян, я не могу сейчас сформулировать свои эмоции. Похоже, мы… похоже, нас…
В этот момент над полем раздался новый грохот и сверкнула ещё одна вспышка. На сей раз, в сполохах огня, выскочил огромный белый вэн. Он затормозил прямо посреди поля, задние дверцы его раскрылись, и оттуда выбежала целая команда людей – операторы, гримёры, стилисты, и, наконец, опрятный молодой человек с фирменной телевизионной улыбкой. Во мгновение он выпрямился и поправил галстук, а три оператора нацелили на него камеры. Один показал колечко пальцами. Молодой человек улыбнулся и поднял микрофон. Трибуны позади него начинали шуметь, но прибывшего это нисколько не волновало. Он говорил, и голос его громом разносился под куполом, передаваемый десятками портативных усилителей вэна.
– Мы находимся на стадионе века, в далёком две тысячи тридцать первом. Как мы видим, Лемак ведёт уже вторую точку подряд, его меткие выстрелы сразили замечательного судью наповал. Вы все стали свидетями этой неподражаемой сцены. Выстрел, ещё выстрел, удивление и боль на лице мужчины – и упавший флаг, разжавшиеся пальцы. А Лемак-то, Лемак! Вы видели это? Ни секунды промедления.
Молодой человек доверительно улыбнулся всем трём камерам сразу, не обращая внимания на гул и панику за своей спиной:
– Как он шёл! Нет, как он шёл!…

Я сейчас помру. Серьёзно. У меня кружится голова, колет руки и затылок, четыре часа ночи на будильнике, пока я дописывал последние абзацы, мне приходилось постоянно вскакивать и прыгать, а также разминать руки, поскольку они отказываются работать. Пальцы не двигаются. Недосып + десяток чашек кофе + чёрт знает что ещё. Вышеизложенное сочинялось на ходу, не проверялось, не обдумывалось, не перечитывалось, и высосано из слов “гонки на машинах времени”. Больше ничего. Если окажется, что получилось унылое непотребство, сильно не злитесь. Всё, я ушёл спать.

Мумия-3

Смотрел третью “Мумию”.
Жутко не понравилось. Хотелось взять и выключить. Вторую половину фильма свернул проигрыватель и слушал звук, гуляя по интернету.

На старые фильмы вообще не похоже. Ни приключений, ни интриги, ничего. Пустая беготня туда-сюда, сыгранная плохими актёрами, потом унылая драка между парой сотен зомбей и… парой сотен зомбей. И всё, конец. Чего, спрашивается, шум поднимали…