Записи за месяц: May 2012

Про химиотерапию

Одно из средств лечения рака – химиотерапия. Попросту говоря, в организм вводят специальные яды, которые разрушают все быстро делящиеся клетки: и раковые, и полезные (например, некоторые кровяные тельца). Рассчёт на то, что организм восстановится быстрее опухоли, и уничтожит её остатки.

Меня заранее предупреждали, что будет плохо. Но ту неделю, что я лежал в стационаре, плохо не было – эффект чувствуется не сразу, поскольку кровяные тельца ещё остаются в крови. На пятый день, когда я вернулся домой, меня уже мутило, но передвигаться я ещё кое-как мог (что я и сделал, погуляв по Москве всем назло, но это отдельная история).

А вот на шестой день старые кровяные тельца, похоже, кончились, а новые ещё появляться не начали, и стало совсем нехорошо. Думаю, 21-22 часа из 24 я спал, а когда вставал – чувствовал себя как пьяный, и мне постоянно казалось, что я вот-вот упаду в обморок. Это одно из проявлений химиотерапии – анемия. Вымирают красные кровяные тельца, которые разносят по телу кислород.

Ещё вымирают белые кровяные тельца, которые борются с инфекциями. Поэтому имунная система в организме, фактически, отключена. Погуляв на пятый день, я, разумеется, тут же заболел кашлем, и болел с перерывами и ухудшениями все три недели до настоящего момента. Сейчас я уже почти пришёл в себя, но другим неприятным следствием химиотерапии был как раз бронхит на второй неделе – пару дней я снова провалялся в полуотключке.

Вот такие дела. Остальное время, начиная с восьмого-девятого дня курса, и не считая обострений кашля, я чувствовал себя более-менее нормально, так что главное пережить шестой-седьмой дни и не бегать по людным местам, чтобы не заразиться инфекцией. Против опухоли химия подействовала, кажется, как и было задумано, и лечение проходит хорошо.

Ах да, я теперь лысый, но всё равно интеллигентный. Бандита из меня не получилось.

Про свободу выбора

Свобода выбора работает в обе стороны. Например, если вы считаете, что люди вольны спать с кем хотят, даже одного с ними пола – нормальное убеждение, не возражаю – то эта же логика приводит и к тому, что люди вольны относиться к другим, как хотят, например, ненавидеть геев. Это ведь тоже проявление личности и характера. И тогда получается, что весь спор в одном: до какой степени люди не имеют права вмешиваться в чужую жизнь на основании своих симпатий и антипатий? Ведь запретить любить и ненавидеть мы не можем, допустимо лишь ограничить проявления этих чувств – дискриминацию.
Но тут защитники гомосексуалистов (или феминсты, или хаббардисты, или ещё кто-нибудь) выясняют, что им мало побороть фактическую дискриминацию – когда не берут на работу, не пускают в клуб или сажают в конце автобуса. Им нужно, чтобы общество к угнетаемым хорошо относилось. Улыбалось им на улицах, дарило цветы, дружило с ними.

А вот это уже не “борьба за свободу”. Это борьба за свои вкусы, против чужих вкусов; позиция либертарианцев не имеет никакого морального преимущества. “Давайте переучим людей так, чтобы они уважали хаббардистов не меньше, чем католиков?” “А давайте вместо этого переучим хаббардистов в католиков”. Переучивать людей – это отнимать их свободу.

Примечание: я не против борьбы за свои вкусы, просто не надо притворяться, что на вашей стороне бог, вселенская справедливость или ещё какой-то абсолют. На вашей стороне вы. На чужой стороне ваши противники.

Уровни

Хорошее произведение можно несколько испортить грамматическими ошибками. Но плохое, как ни старайся, безупречной грамматикой не исправишь. Правописание стоит на уровень ниже всех остальных качеств рассказа, и влияет на его успех меньше всего.
Таких уровней много. Сверху вниз, от самого главного к пустякам:
1. Идея, мысль, посыл, авторская позиция. Большинство книг её лишены, либо она банальна (любовь побеждает всё; главный герой самый крутой; быть плохим плохо, а хорошим хорошо).
Пример очевидной и нестандартной авторской позиции: “Звёзды – холодные игрушки” Лукьяненко (дискутирует со Стругацкими: мир, где общество управляет личностью – это плохой мир).
2. Костяк сюжета, характеры ключевых песонажей. Например, “Грозовой перевал” Эмилии Бронте держится в основном на характерах Хитклиффа и Кэти.
3. Сюжет, выбор сцен, их проработка. Приключенческие книги – фантастику, фентези – обычно читают как раз за это.
4. Стиль и язык. Почти невозможно выехать только на стиле, но есть книги и фильмы, которые известны за то, что гениальный стиль с чем-то сочетают (к примеру, многие аниме Шафта).
5. Оформление, правописание, шесть пальцев у персонажа на рисунке и прочие мелочи.

Кроме того, что верхние уровни значат гораздо больше для успеха, нижние ещё и проще исправить. Поставить или удалить запятую – дело, не требующее ни времени, ни особого ума: знай, смотри в правила. Чтобы исправить стиль речи, избавиться от канцелярита, перестроить предложение, нужны, по крайней мере, опыт и хорошее владение языком. Менять сюжет на ходу тем сложнее, чем масштабней переделки, а мысль, пошедшую в основу книги, вообще нельзя изменить, и когда люди пытаются в самом последнем абзаце придать своему пустому приключению какое-то философское звучание, выглядит это ужасно.

Давайте посмотрим, что получается, когда авторы не делают ничего выше (или ничего ниже) одного из уровней:
1−. Авторская позиция и ничего более – ни сюжета, ни героев, корявый язык, ошибки в тексте. “Автор, ты дико умён, но паршивый писатель. Потраченного времени мне не жаль, но это не литература”.
2−. Отличная задумка на интересную тему, но исполнение и стиль никудышные. “Этот человек однажды станет гениальным писателем, он мыслит широко и удивляет меня. Читать его пока тяжеловато, но я буду за его книгами следить”.
2+. Наоборот, сюжет и стиль безупречны, однако в целом мораль самая обычная. “Хорошая приключенческая книга, побольше бы таких! У всех середина наполовину, а тут не на что жаловаться”.
3−. Всё хорошо, кроме стиля. “Текст корявый, но лучше книги я не читал”.
3+. Наоборот, только стиль и описания хороши, а костяка сюжета и посылки нет. “Полочный ширпотрёб, клонированное фентези, боевик, фантастика”.
4−. Книга, где кроме опечаток всё безупречно. Бестселлер и мгновенная классика (разумеется, опечатки в два счёта поправит редактор).
4+. Наоборот, книга, где только правописание и типографика в порядке. Такую никто и печатать не станет.

Видно, что вкладывать основные усилия нужно в верхние уровни, поскольку каждое очко в них даёт быстрый прирост качества. И напротив, книги, сделанные только из нижних уровней, почти никогда не бывают успешными. Впрочем, и тут есть свои ниши.

Я однажды в разговоре с верующим сказал вещь, которая прежде мне не приходила в голову.

Мне говорили: “Не раз ведь так бывало, что за больного молились – и он выздоравливал”. Я сначала ответил обычным “Вы же не знаете, может, он и так бы выздоровел”, а потом добавил:
– Если вы склонны приписывать выздоровление молитве, то давайте будем последовательны. Не раз так бывало, что за человека молились – и он умирал; это значит, молитва его убила.
– …Что-что?
– С чего вы взяли, что молитва действует только в плюс? Почему, когда человек умер – это “молитва оказалась бессильна”, а когда выжил – “молитва помогла”? Давайте наоборот: умер – убит молитвой, выжил – пересилил её.
– Но ведь молитва хорошая вещь, она не может вредить…
– Почему хорошая?
– Но она помогает…

И далее обычный замкнутый круг. Молитва хорошая потому, что помогает. А считаем, что она помогает мы потому, что она не может вредить, ведь она хорошая.
(Конечно, всё это пустое: определить, помогает молитва или вредит, можно было бы двойным слепым экспериментом на паре тысяч людей. Но такие эксперименты ставились многократно, и действие молитвы почти всегда оказывалось эквивалентно плацебо: иными словами, что молись, что нет, умирает одно и то же число людей)

Десятая имота

Десятый том “Имоты” ни о чём, и начинает арку Аясе.

Краткое содержание десятой имоты:

Вместе с комментариями составителя
(Показать)

Часть I.

1. Папа с мамой беспокоятся, что Кирино и Кёске слишком близко сдружились. Улики:
– Кёске выгнал лже-парня Кирино (“Так он был не настоящий!”)
– Приехали на такси в костюме жениха и невесты. (“Я тебе говорила, не надо было!”)
– Вошли в дом, держась за руки (“Мы были вынуждены!”“Да?..”)
– Сфоткались вместе в сердечке (“Фотка на холодильнике была приклеена!”“А, это я приклеил, ха-ха”)
Поэтому, чтобы убедиться, что Кёске не ****** и не ******* собственную сестру, его отселяют жить отдельно, пока – внимание! – он не получит через два месяца пятёрки на предварительных экзаменах в вуз. Все видят, как это решает ситуацию с Кирино? Вот и никто не видит.

2. Кёске говорит, что получит пять и вернётся домой! Обязательно! Кирино говорит “Пока-пока, хоть бы ты и не возвращался”, чем-то она недовольна в его словах.

3. Чтобы узнать, каково это – жить одному, Кёске и Акаги идут за советом к Микагами в гости.
– Микагами? А кто это?
– Хозяин велика с голыми школьницами.
Ого, вот это достойный изврат.

Микагами живёт со своим грозным старшим братом, который нахлебничает и целыми днями лежит на диване. За это Микагами обставил его комнату анимешными фигурками. В прихожей у Микагами лежит кукла для секса, в результате настоящего секса у старшего брата нет (все девушки убегают, когда её видят).

4. Между прочим, Кёске как-то показал Акаги фотку Аясе. Вернувшись домой, Акаги сделал в гугле запрос “Арагаки Аясе голые фоточки”.
– Не делай таких запросов!!
Однако вместо искомого нашёлся совершенно пуританский блог “My lovely angel Ayase-tan ♡ fan-blog”, который ведёт якобы маленькая девочка Саяка, мечтающая стать фотомоделью. Каждый день в нём появляются новые фотки Аясе, по большей части, сделанные из-за кустов и мусорных баков. Кажется, это называется “сталкер”? Кёске добавил блог в избранное, АА+, будет читать ещё.

Часть 2.

1.Таймскип один год. Кёске не сумел получить пятёрку на тесте, провалил вступительные, и живёт в своей новой квартире с Кирино. Сестра зарабатывает, а Кёске служит на побегушках – убирает, стирает, готовит, и обращается к сестре “Кирино-сама”.
– Мог ли я подумать год назад, что этим кончится?..
Кирино-сама требует, чтобы Кёске готовил еду голым в фартуке. “Ты с ума сошла, это ещё зачем?”“Почему бы и нет, всё равно мы сожительствуем…”
Нет, нет, нет, нет, это дурной сон, Кёске просыпается по звонку будильника!

2. Первый день на новом месте. В гости пришла Кирино, привезла в подарок холодильник.
– ВТФ, Кирино? Сколько это стоило?
А также свою любимую игру “Приходящая в гости сестра-жена: близкородственное сожительство”. Без намёков, разумеется. В итоге они заключают пари: если Кёске получит пять, Кирино выполнит его любое желание. А если нет, то он будет её рабом до конца жизни. Бака ину.
Манами предлагает как-нибудь отметить новоселье.

3.В гости к Кёске ходит гарем:
* Канако. Притащила бенто и кормит Кёске, правда, оказалось, что готовила не сама (а что сама – то невкусно). Между прочим, она знает, что Кёске брат Кирино.
* Аясе. Принесла Кёске в подарок кухонный нож и бенто, дверь открыла собственным ключом – откуда взяла? Говорит, что Кирино в школе заботливая и ответственная, почти как Манами. Решают Кирино с Манами помирить.
* Куронеко. Тоже принесла бенто. Она теперь учится в другой школе (переехала в прошлом томе), и носит другую форму. “Давай, вали Аясе, тебе в школу надо, а мы тут с Кёске твоё бенто съедим”. “Ах так”, – возмущена Аясе, – “Плохая ты подруга! Кирино хочет, чтобы Кёске ни с кем не встречался”. “Сама ты плохая подруга!” – драматически кричит Куронеко, – “А я, а я…”
– А я, даже если они ********* будут, не возражаю!!
В итоге решают, что никто ни с кем ********* не будет, и чужие бенто никто тоже не будет есть.

4. Вечером в гости приходит отец и приносит бенто… Просит написать, кому Кёске что оказался должен, увидев список из шести девичьих имён, угрожает побоями.
– Кёске, а что это за игра у тебя лежит?
– А, это? “Приходящая в гости”…. ОЙ БЛИН ЭТО НЕ ТЕБЕ.

“Ну ты и придурок”, – заключает папа, но проявляет неожиданную сговорчивость: очевидно, что игра принадлежит Кирино. “И раз уж я позволил ей в такое играть, лезть не буду – ты за Кирино в ответе. Но если что пойдёт не так, второй раз я тебя слушать не стану”.

5. Звонок в дверь. Служба доставки: подарок от Микагами! Стеклянная витрина и набор фигурок к “Приходящей в гости сестре”.
“Ну теперь я точно труп”, думает Кёске.

Часть 3.

1. Кирино, Аясе, Куронеко, Канако, Манами и Саори пришли отмечать новоселье к Кёске. Кирино соглашается помириться с Манами, “но для этого нам с ней придётся очень серьёзно поговорить. И разговор будет касаться Кёске. А поскольку сейчас у него на носу экзамены, мы эту беседу отложим”.
“Угу”, – мрачно кивает Манами. “Угу”, – решительно подтверждают все остальные. В воздухе летают искры, Кёске жрёт торт.

2. Поскольку Кёске готовить не умеет, кто-то должен носить ему бенто, стирать, убираться, и вообще. “Я первая это придумала”, – требует Канако. “А я его девушка!” – возмущена Куронеко. “Бывшая девушка!” – поправляет Аясе. “Я с ним с детства знакома!” – давит Манами. Саори тем временем виснет у Кёске на шее. Ореимо окончательно превратился в тупой гаремник.
– ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ!! – срывается Кирино, – “Не смейте мешать ему заниматься! Бенто носить будет Аясе, потому, что она Кёске ненавидит, а вы все к нему липнете, как мухи на мёд!”

3. На другой день Аясе в гостях. Чтобы Аясе исполнила её просьбу, Кирино подарила ей заколку для волос, такую же, какую носит сама. Это редкая заколка, теперь таких уже не купить. В одинаковых заколках, одного роста и возраста, Аясе и Кирино кажутся сёстрами – Аясе страшно рада и хочет как-нибудь Кирино отблагодарить. Спрашивает, где купить анимешные фигурки…
Звонок в дверь – появляется Хината. Куронеко подослала её разведать обстановку. Аясе как раз моется в ванной, чем это кончается – можете себе представить. “Онии-сан, вы взялись за детишек?” “Онии-тян, это твоя наложница?” Успокоив Хинату, её отправляют домой, она обещает, что всё поняла.

4. В блоге “My lovely angel Ayase-tan” появляется новое сообщение: фотография Аясе, выходящей из магазина отаку-фигурок, и текст:
Ах Аясе! Предательница! Какая ты гадкая! Предупреждаю, немедленно стань прежней чистой и непорочной Аясе. А то я выложу другую фоточку – ту, где ты кое с кем вместе!

Часть 4.

1. Кёске и Акаги решают, что делать с гневом Саяки, хозяйки блога. “Она сталкер – такие на всё способны!” Перепугавшись, Кёске звонит Микагами:
– Я предупрежу всех в агентстве, – говорит Микагами, – Мы обратимся в полицию, но блог-сервер расположен в Америке, так что дело затянется.
Самой Аясе пока ничего не скажут, а Микагами будет провожать её домой в женской одежде, чтоб не провоцировать сталкера.

2. Проходит месяц, остававшийся до экзамена. Новых сообщений в блоге не появляется. Кёске изо всех сил готовится, Аясе каждый день бегает к нему с бентами. Настал день перед экзаменом. Аясе и Куронеко желают удачи, присылает смс-ку и Кирино. В самый последний момент приходит письмо от Микагами:
– Я про это сообщение в блоге… Ты, главное, не волнуйся, у нас всё под контролем. Сдавай свой экзамен.
Разумеется, Кёске немедленно смотрит блог.
“Моё терпение кончилось! Я предупреждала, но ты не послушала – придётся тебя проучить!”

3. Утром в день экзамена Кёске рано выходит из дома. На ступеньках Аясе – привезла ему и Манами (которая тоже сдаёт) фигулечки на счастье. Кёске предупреждает о сталкере, Аясе удивлена и извиняется, что пришлось за неё волноваться.
Легка на помине, появляется и сама сталкерша. “А ну пошёл вон от Аясе! Клешни от неё убери!” Девочка крайне неадекватна: “Это не я сталкер, это ты сталкер! Ты её обманул!” Аясе грозится вызвать полицию, Саяка паникует и бросается на них, происходит свалка. Кёске падает с лестницы через пролёт.
Тут уже вылетают пробки у Аясе. Поймав сталкершу, она обещает убить её и закопать в горах, а Кёске предлагает ни о чём не волноваться и идти на экзамен. Но Кёске видит в Саяке саму Аясе год назад, и хочет её выслушать.

4. Оказывается, Саяка действительно шестиклассница, хоть и лошадь. Она бывший кохай Аясе и восхищается ей: “Аясе-тян была у нас лидером, защищала от старших, мы живём рядом и ходили вместе домой. Ах, она так прекрасна!”.
Кёске объясняет, что с Аясе не встречается, и Саяка довольна. Но тут возмущается сама Аясе: “Теперь я вижу, она и правда похожа на меня год назад. Знаешь что, Саяка, я никакая не идеальная и воздушная, и нихрена ты меня не понимаешь”. “Но вы же сказали, что с ним не встречаетесь, теперь вы снова в моих глазах чисты” – “Это не я, а твоя выдумка!”
Тем временем, Кёске вспоминает, как год назад ему пришлось сказать какую-то чушь про сисконство, чтобы утихомирить Аясе, а теперь она сама бегает по магазинам и покупает подруге мерзкие анимешные фигурки. Конечно, она знает, что дело не в сисконстве, Кирино просто отаку. Растрогавшись, Кёске прыгает Аясе на шею и благодарит её.

Разговор переходит на анимешные фигурки. Саяке интересно, зачем Аясе покупала такую гадость. Кёске берётся объяснить. Он подходит к подаренной Микагами витрине, сдёргивает одеяло – “Видала, у меня их сколько?” Технический перерыв в вещании, пока Аясе и Саяка убивают Кёске.
Показав девчонкам свои фигурки, Кёске дальше объясняет, что Аясе кое-кому задолжала и хотела в благодарность сделать приятное, подарив фигурку. Вроде и не соврал, но Саяка теперь думает, что речь о нём, а не о Кирино. Хотя к чему шифроваться?
В итоге Саяку перевоспитали, она обещает вести блог дальше и однажды стать профессиональным фотографом, чтобы всю жизнь фотографировать Аясе-тян. Стоп, что? Отличная работа по перевоспитанию, ребята.

5. Кёске сходил на экзамен, написал всё без сучка, без задоринки. Манами и Кирино поздравляют, Кёске спрашивает о планах Кирино на будущее – та молчит. Таймскип один месяц: пришли результаты, у него пять. Кёске возвращается домой.
– Теперь ты убедилась, ма, что мы не *******?
– Да я и не думала так никогда, это просто чтоб ты пятёрку получил…

Кирино с пятёркой никак особо не поздравляет и вообще ведёт себя как обычно. Пока Кёске не было, она переделала его комнату: обвешала стены плакатами, обставила фигурками, сменила простыни и занавески на анимешные. “Верните мне мою комнату!!”

6. Финальная сцена. Кёске в последний раз заглядывает в свою квартирку и встречает Аясе. Та сообщает ему новости: Саяка сходила в агентство и перед всеми извинилась, арестовывать её не будут. Что с блогом делать – пока непонятно. Аясе сознаётся, что никогда и не верила в ерунду насчёт сисконства, она просто цеплялась за эту ложь, чтобы не признавать, что Кирино отаку. Говорит Кёске спасибо. Слово за слово, признаётся ему в любви.

Послесловие.

Всем привет, я Фушими Цукаса. Надо же, сколько бумаги перевёл – десять томов! Спасибо, что читаете. Скоро будет второй сезон ореимо. Нам пишут из Китая, Кореи, Тайваня, отвечать не буду, но рад. Что будет в следующих томах – я сам не знаю. Самому интересно! Пока-пока.

Комментарии.

Из десятого тома видно, что гаремный поезд следует со всеми остановками. Куронеко, двери закрываются, следующая станция – Аясе, отношения с которой совершенно неразработаны, и появились на пустом месте потому, что так захотелось автору. Нет бы драму какую-нибудь устроить, чтобы Кёске правда её в чём-то выручил, не придав значения, чтоб она потом мучалась, не зная, что делать с чувствами. Куда там! Полтома носила бенто, потом бац – и признание.

Может, это какой-нибудь хитрый план? Кирино её попросила разыграть брата? Впрочем, вряд ли: в томе была пара намёков, что Аясе интересуется Кёске. Только слишком уж серой получилась её влюблённость, признание не стало кульминацией ничему. И совершенно непонятно, к чему клонится сюжет: Кёске согласится? Это после того-то, как он обещал ни с кем не встречаться, и после того-то, как отказал Куронеко, о которой думал не в пример больше? Да он Аясе в таком свете вообще не видит, даже от своих старых шуточек отказался, она для него друг и не больше. Значит, либо признание – просто уловка на конец тома, и на сюжет не повлияет, либо нас ждёт долгое и мучительное насильственное кормление сказками, что “Кёске её всё-таки любит, и не смог отказать”.

Кстати, интересно вот что. Уже давно многие замечают, что Кирино и Аясе похожи друг на друга, и отличаются только цветом волос. Прежде об этом в книгах ничего не говорилось, сходство было видно только на картинках, и возможно поэтому никто не обращал внимания, что говоря о симпатичной внешности, Кёске раз за разом повторял: “Если судить по внешности, то я без ума от Аясе” и “никого красивей Аясе я не знаю”. Теперь же слово бога подтвердило, что Аясе и Кирино на картинках похожи не случайно, так что есть над чем подумать.

Правда, несмотря на решительную завязку, сисконский костёр в этом томе никаких дров не получает, и даже напротив, на него хорошенько полили водичкой. Вначале неодобрение родителей (а кто-то раньше говорил, что “они типа не против”), потом – что такую версию они всерьёз не воспринимают. И Кёске не воспринимает. И даже провокационный диск все понимают правильно. Шуток на опасную тематику много, но они все только понижают градус сисконства своей подчёркнутой абсурдностью. Если б книги с самого начала были такими, вопросов бы не было…

Однако должен же быть у книжной серии какой-то сюжет! До сих пор все думали, что это сюжет об отношениях Кёске и Кирино, неважно, нормальных или запретных, и поскольку сначала они враждовали, то всё закончится, когда они помирятся. И они уже много томов, как помирились. Чего мы дальше-то ждём? Какая проблема ещё не получила решения? Я очень надеюсь, что автор не собирается “просто писать о жизни Кёске, пока деньги платят”, так как это скучно, и последние пару томов читаются через силу. Всё началось с отношений Кирино и Кёске, всё должно ими закончится, остальное просто декорации.

И да, серия сваливается в тупой гаремник.

Оккупай @ Абай

Сходил на “контрольную прогулку”, организованную Акуниным. Прогулка началась в полдень, а мы приехали в 12:20, однако народ ещё был на площади – и немало! Тысяча, две. Потом мы тронулись по бульвару, и стало видно, что впереди группами идут другие люди, по сто, по двести человек. Я решил, что пришло не меньше четырёх тысяч, а это для прогулки, устроенной десятью писателями – огромный успех.

А потом мы вышли на длинную прямую улицу, которая отлично просматривалась. Она уходила вниз и взбиралась на новый холм – больше километра прямой дороги. Всё это пространство было заполнено людьми.

Их там было не две, и не четыре, а тысяч двадцать. Те скопления, что мы застали на площади, оказались опоздавшими – хвостом этой гигантской процессии. Акунин обещал “гулять по бульварам и собираться толпами” – и он собрался. Наверное, он сам удивился, какой толпой он собрался.

Милиции и омона практически не было. В самом начале, когда мы отходили с площади, впереди кто-то прокричал в мегафон: “Уважаемые граждане, БЗЗЗ БГХХ БЛЛЛ БВВВ БЗЗЗ”. Вся толпа тут же подобралась, ожидая знакомого “Уважаемые граждане, ваше собрание незаконно, немедленно разойдитесь”. Руки сжались в кулаки, брови опустились. И снова мегафон:
– Уважаемые граждане, будьте осторожны – тут ступеньки!
Этим заботливым, улыбающимся ментам люди, говорят, апплодировали. Я этого не видел, но сам крикнул им “Спасибо”.

Ещё милиционеры стояли на перекрёстках, стараясь регулировать потоки людей и машин – хотя удавалось это плохо. Первые пару бульваров машины на переездах всё время раздражённо гудели, когда им приходилось пропускать многотысячное шествие (а это мы ещё в хвосте шли). Но дальше движение через бульвары просто перекрыли, и прогулка стала сплошным удовольствием.

Никто гуляющих не сторожил. Людей в касках и с дубинками не было. Автозаков не было (один, говорят, видели). Милиции на все пять с лишним километров бульвара было человек сорок. Никто ни с кем не дрался, никто никого не провоцировал, и все люди были такими… Ну как объяснить? Посмотрите по сторонам в вагоне метро. Вот не такими.
Улыбающимися, дружелюбными, необычными – хорошими людьми за хорошим делом. Я думаю, если бы в прекрасном мире коммунизма Стругацких, где все счастливы и все всем друзья, были бы митинги, то они бы выглядели так.

По пути попадались на бульварах бродячие музыканты, уличный шахматный турнир на несколько десятков досок, свои стихи читали какие-то поэты. Люди останавливались посмотреть, вокруг собирались кольца любопытствующих. Сами писатели тоже были поблизости, мы несколько раз проходили мимо Акунина, в том числе, в самом начале – он шёл в хвосте. Тогда он ещё был налегке, а потом, когда выбрался вперёд, оброс тромбом из камер, микрофонов и собственных книжек на подпись. Акунин – забавный лысый мужичок, хорошо улыбается, но устал от всего, по-моему. Говорит очень тихо, с трёх шагов не услышать. Кроме того, из известных мне людей в лагере были Латынина, Яшин и Кац, но Каца я так и не увидел. Видели Шендеровича, он встал с краю бульвара и что-то вещал, а народ его слушал. (Кстати, а где в наши дни Киселёв?)

Догнали основную толпу мы уже на Чистых Прудах. Поскольку дальше идти было некуда, весь Чистопрудный бульвар от метро до лагеря ОккупайАбай оказался занят плотной толпой, а уж сам лагерь и его окрестности стали – просто не протолкнуться. Мы всё-таки протолкнулись и постояли с полчаса. По прибытии в лагерь у оппозиции намечался небольшой митинг с выступлениями. Но только мегафонов не было (иначе это считался бы уже формальный митинг), и слышно выступающих тоже не было – а Акунина, по-моему, даже и не смогли упросить выступить. Ему, наверное, опасно: он всю эту прогулку придумал и назвал прогулкой, если будет выступать – получается, обманул и устроил митинг.

Сам лагерь ОккупайАбай не очень большой, довольно чистый, хотя места, где люди спят, всё равно немного напоминают обиталища бездомных. На деревьях висят правила – не пить, вести себя мирно, провокаторам не отвечать, конфликты решать с помощью местной дружины, если можешь – помогать по кухне, с уборкой или охраной порядка. Каждый день с утра до вечера идут лекции разных политических сил, иногда несколько сразу – организаторы записываются на большой белой доске. Обычно лекция идёт час, и придти на неё может любой, а больше всего лекций у коммунистов. “Рабочая борьба на предприятиях советского типа”, “Кто такие левые и чего они хотят”, и так далее.

К тому же, рядом продают (или раздают, я не спрашивал) книги о политической борьбе и о задержаниях, а многие партии, из тех, что по нужде соединились сейчас в оппозиции, всё-таки суют всем прохожим свои книги и листовки. В другом месте собирали подписи за закон, по которому бывшие президенты должны отвечать за результаты своего срока согласно общественному мнению, а ещё давали написать заявление в прокуратуру с требованием расследовать нарушения на выборах в Думу. Я написал.

В итоге Акунин заявил, что гулять по родному городу, оказывается, пока ещё можно, сказал, что властям не стоит гоняться за народом с дубинками, а надо разговаривать уважительно, и пообещал, что если когда-нибудь потребуется снова показать, что люди могут безобидно гулять толпами по своему городу, пусть власти снова обращаются к литераторам, и те покажут.

Ах да, по оценкам милиции, в шествии приняло участие… до двух тысяч человек!
Надо же, а на фотках и пятисот не насчитаешь.

А теперь ссылки!

Фоторепортаж о контрольной прогулке на Ридусе.
Удивительно, но почти те же впечатления, что и я, и даже почти в том же порядке пишет в отчёте о прогулке Лента.ру. Их тоже интересно почитать.
Много фоток в репортаже из журнала Другого.

А вот ещё, samolet73 пишет:
Такое впечатление что власти ждали приезда Акунина, Быкова, Макаревича и Улицкой чтобы наконец расслабиться. Все нападения ОМОНа были вызваны только и исключительно отсутствие на месте события Акунина, Быкова, Макаревича и Улицкой.
Блядь куда, сука, без Акунина, хрясь дубинкой, Без Быков, хрясь дубинкой, без Макаревича. Куда сука прете на оппозиционный митинг.

А вот эта оппозиционерка занималась самым важным делом и сфотографировала мои ноги и мою сумку. Внукам буду показывать.

Ещё куча новых фоток в репортаже wildkiller. В посте beekjuffer. И ещё одна статья на Ридусе. И ещё одна. И ещё (это всё разные наборы фоток). И ещё: kirillhrestinin, vl-malyshev, kirillkurashev, somiz, prosto-vova, namarsh-ru, alpauk, al-31f.

И ещё куча фоток на google+.

А вот этот человек пишет не о шествии, а о лагере. Посмотрите, сколько там вывесок и литературы! Кстати, даже в самый разгар не-митинга, когда вокруг стояли многотысячные толпы, многие абаевцы умудрялись спать на своих лежанках. Видимо, у постоянных жителей там сон по графику…

Всё, хватит! Этого количества фоточек хватит любому, чтобы найти себя и своих друзей на шествии. Правда, я себя кроме тех штанов так и не нашёл, а от моих спутников и штанов не осталось. Легче всего, наверное, пришлось Акунину: открываешь любой репортаж – “Ба! Да это же я! Меня на митинге сфоткали, смотрите все!”

Что я думаю об итогах шествия – напишу как-нибудь в другой раз.

Но я уже привык

Пару лет назад, когда я решил заняться лечением зубов, я искал клинику, где делают импланты подешевле. И нашёл: эта клиника была в Медведково. Для тех, кто не знает: живу я на другом конце Москвы. С тех пор я ездил к ним много раз, люди там хорошие и работают на совесть, и действительно, цены невысокие, беда только одна: очень неудобно каждый раз добираться – полтора часа туда и полтора часа обратно.

Но последнее время я у них не был, и вот, когда снова понадобилось лечить зуб, решил, как давно собирался, найти клинику поближе, желательно – на моей станции метро. Сколько времени я этим сэкономлю, как упрощу себе жизнь! Для сравнения, это как апгрейд в РПГ – казалось бы, счастье!

Но менять клинику не хочется.

Не только потому, что тех врачей я знаю, а как будет на новом месте – непонятно; нет, клиник много, хорошую наверняка можно найти и ближе. Просто я привык ездить в Медведково. Свою станцию метро я и так проезжаю сто раз в месяц, а в Медведково бываю только тогда, когда нужно к зубному. Да, это долго и тратит целый вечер… Но вечер всё равно куда-нибудь денется. А я привык, возвращаясь домой, покупать в определённой палатке шаурму и съедать её как раз до метро, привык идти от стоматологии по вечерней улице, по знакомому району, где я раньше работал.

Если я найду клинику поблизости, ничего этого не будет; возвращаясь с работы, я на 500 метров отойду от обычного маршрута, вот и всё. Я сэкономлю три часа, но три часа, которые я еду в Медведково и обратно – это три часа с целью; а три часа, которые я выгадаю – три часа обычной жизни. Я сам толком не понимаю причины, поэтому и пишу. Такое впечатление, что я получаю больше удовольствия “просто от жизни” в то время, когда мне не надо думать, куда это время с толком потратить. Если я обречён весь вечер убить на поездку в стоматологию, то мне начинает даже нравиться эта поездка, а освободив себе эти часы, я не поеду куда-нибудь ещё – у меня нет повода.

Наверное, это как-то связано с тем, что чем сильнее человек загружен делами, тем больше он успевает и тем интересней ему живётся. Люди, от которых почти ничего не требуется, всегда чувствуют себя перегруженными.

Есть такой сайт – “Задолбали”, где собирают жалобы людей на придурков вокруг них. Интересен этот сайт в первую и единственную очередь тем, что в большинстве историй настоящий придурок не тот, на кого жалуются, а автор истории.

А сейчас я лежу на химиотерапии

По идее, от неё должно быть много всего плохого:
– тошнота
– слабость
– безволие
– деградация личности
– любовь к телепередаче Дом 2

Однако пока у меня просто нет аппетита и я смутно себя чувствую. Предположительно, опухоль должна уменьшаться, но этого я ещё не замечаю.
Раз уж я тут сижу, нужно написать пояснительную статью по раку от недоучки недоучкам, только не знаю, будет ли это кому-нибудь интересно.

Кстати, больница Семашко – почти единственное место, где работает Ёта. Да ещё хорошо работает, на все десять мегабит, во дела. А из нового сезона я так ничего и не посмотрел, сил нет.