Записи за месяц: June 2013

Про зарождение фашизма в современной России.

Вот тут пишут:

Несмотря на то, что я не работал юристом, я выучился на юриста. В Одесской Национальной Юридической Академии имени Кивалова, у нас достаточно много преподавали социальные теории, правовые теории, политологию, теорию государства и права, мировую историю, очень много внимания уделялось гражданскому обществу, тому, что это такое, работа Вольфганга Виппермана по этому поводу и так далее.

Так вот, что я хотел сказать по поводу происходящего. Дело в том, что на уроках политологии наше внимание усиленно обращали на симптомы происходящего.

Фашизм как политическое явление не происходит просто так. Фашизм, тоталитаризм и так далее. Он происходит в тех странах, где долгое для страны время была очень сильная нестабильность – социальная, политическая, общеэкономическая, законодательная и так далее. То есть, там, где люди устали банально от нестабильности. Где они хотят безопасности, крепкой руки, которая придет и приведет всех к порядку. Начинается подспудный социальный заказ, причем люди устают от этого настолько, что им становится уже все равно, какова будет цена.

(далее)

Это есть в России – после 90-х годов, когда все это было, очень многие люди готовы одобрить очень жесткие меры для “наведения порядка”. Например, по поводу этого законопроекта против гомосексуалистов – безобразного, по сути закона – каждый может почитать комментарии к новостям, комментарии к постам в ЖЖ, посты в ЖЖ – и увидеть, что этот закон поддерживается не таким уж и малым количеством людей. На самом деле если бы этот законопроект никто бы не поддерживал или же не поддерживала бы значительная часть, то его бы вряд ли стал кто-то принимать. Власти не нужно ссориться с народом. Однако закон принимается.

Почему? Собственно, этому я и хочу посвятить данный пост.

Кроме нестабильности, история учит нас тому, что очень часто фашизм совершенно замечательным образом приживается там, где присутствуют сожаления об утрате былого величия, имперского могущества, возможности играть значительную роль на мировой политической арене и так далее. Эти слова были сказаны нашим политологом по поводу фашистской Германии и причин появления ультраправых партий у власти там, однако посмотрите на эти слова… Перечитайте их, пожалуйста. Разве это не справедливо в отношении ожидания определенной категории граждан в России, которые сожалеют об СССР, жесткой руке Сталина (а много таких – и далеко не только среди бабушек и дедушек), об утрате Россией за 90-е года своих позиций?

Гитлера многие приветствовали потому, что он дал надежду немцам оправдаться в своих глазах после разгрома в Первой мировой войне. Путина многие приветствуют, потому что он дает возможность русским чувствовать себя не такими униженными после, откровенно говоря, позорного нахождения у власти Ельцина.

Фашизм основывается на организации жесткой политики власти с опорой на консерваторов, на традиционные национальности ценности, на традиционную национальную идею.

По поводу жесткости российской политики в ситуациях, где это нужно самой власти – уже говорилось немало. Декларативная часто свобода слова, насаждение цензуры в Интернете, разработка целого ряда интересных способов не пустить неугодную информацию в прессу или же прижать неугодного журналиста, жесткая позиция в отношении экологических защитников и активистов – да почитайте информацию по этим вопросам в Интернете. Если вас интересуют подробности – в особенности в отношении того, что творится в Подмосковье.

При этом российская власть явно выбрала свой идеал политически угодного гражданина. Это русский по национальности или, по крайней мере, славянин, с православными взглядами (сближение власти и РПЦ видно невооруженным взглядом в последние года), консервативных откровенно взглядов, желающий обзавестись потомством. Его легко запугать угрозой, которая исходит от “страшных педофилов, Запада, покушающегося на наших детей (которые настолько больны, что родному отечеству не особо нужны, но это правда никого не интересует, угу). Это тот, кто не понимает нетрадиционной ориентации, нетрадиционных религиозных, политических взглядов, “веяний Запада”, “толерастии”, это любимая опора любого фашизма – человек, который хочет стабильности любыми способами. Которому НЕ нравятся никакие нововведения, он не хочет развенчивать стереотипы, по которым росли деды, прадеды, суровая глубинка, ему нужна стабильность, стабильность и еще раз стабильность. А это означает “нет” всему странному, непонятному и пугающему. Фактически, это классический гомофоб. Однако на защиту своего отчаянного желания стабильности он готов бросить очень многое. И так как фашизму как идеолого-политическому движению нужно на кого-то опираться, то крепче и стабильнее опоры чем тот, кто сам очень сильно хочет стабильности и ратует за нее, ему просто не найти.

Любой фашизм ориентирован на нацию, национальные идеи, здоровье нации – и начинается ограничение продажи алкоголя, сначала в разумных и одобряемых всяким адекватным человеком пределов, поскольку вопрос алкоголизма как бы все-таки действительно стоит, а потом на неразумном. В 2000-х годах было принято очень много законов, один факт принятия которых вызывал здоровое недоумение. Например, зачем вводить более суровые ограничения на продажу того же алкоголя, мотивируя это защитой несовершеннолетних, если к этому времени УЖЕ было запрещено продавать алкоголь несовершеннолетним, спаивать их и так далее? Хулиганство и пьяные на улице? Так за хулиганство УЖЕ была соответствующая статья – административная, а за более серьезные моменты – и уголовная.

Вопрос с курением вроде бы тоже всячески одобряется, однако то, что сначала начинается как забота, потом превращается в нечто совсем интересное. Например, вы в курсе, что сейчас муссируется закон, который может лишить возможности курящих получать медицинскую помощь бесплатно?

Здоровый образ жизни – это здорово. Мне он очень нравится. Но тогда, когда все решается разумно, а не агрессивно насаждается. Потому что в противном случае это попахивает какой-то маничкой создания “здоровой нации” и истерией по поводу генофонда, которой в свое время болела Германия. До чего все дошло – история знает.

Если говорить о прикрытии многих вопросом будущим, детьми, нацией, здоровьем нации и так далее и тому подобное, то на эту тему вообще принималось ОЧЕНЬ много абсурдных законопроектов. А высказываний от депутатов было еще больше.

Причем тут закон против гомосексуалистов? Сейчас уточню – Россия, если смотреть не на один этот конкретный закон, очень возмутительный, очень дискриминационный законопроект, который сейчас принимается, но один… Так вот, Россия, если смотреть на эту картину всю вместе (к чему я и призываю этим постом – посмотреть на всю картину вместе) идет к тем самым ультраправым идеям. К этому самому крепкому мужику-семьянину, который против “гнилого Запада”, за РПЦ, традиционные ценности, за то, чтобы женщина рожала и, в целом, знала свое место и так далее. И весь этот путь, этот самый консервативный мужик с его маразмом – все это до печальной истерики напоминает начало пути к фашизму.

Причем тут, опять-таки, геи? Лодку так просто не перевернуть. Общество, которое сталкивалось с нацизмом, с фашизмом как таковым, причем, на самом деле, относительно недавно – еще живы те, кто против него воевали, правда, их все меньше и меньше, но все-таки, живы их дети и внуки … Так вот, общество нельзя так просто взять и поставить перед фактом такого вот политического курса. Общество на это может отреагировать далеко не так, как это хотят те, кто ведет Россию туда. Нужны первые пробные моменты, опытная группа, на которой можно опробовать подходящие такому обществу и времени политтехнологии.

Власти уже пытались сделать первые пробные вяки в сторону субкультур – в начале третьего тысячелетия. Однако быстро сообразили, что что-то не то – субкультура – это слишком расплывчатое понятие, так или иначе к чему-то в какой-то период жизни можно чуть ли не каждого туда отнести. Кроме того, многие байкеры быстро задружились с Путиным, насчет Путина и Хирурга можете даже фоточки поискать в Интернете. Да и среди многих рокеров и байкеров хватает тех самых индивидуумов, на которых опирается такая вот власть – крепких мужиков, традиционалистов, консерваторов по сути, с ура-патриотизмом, способных поднять за собою народ и так далее. Ссориться с ними власти не с руки.

Были некоторые тычки в экстрасенсов, но сделать их врагами народа не получится. Их не так уж и много, кроме того, газетные мошенники сопротивляться не будут – они разбегутся или уйдут совсем в глухое подполье, на этом все закончится.

И у нас есть ЛГБТ. Как говорил целый ряд преподавателей в ОНЮА, где мы обсуждали еще в 2007 году определенные тенденции, группа для первой социальной расправы выбрана очень хорошо и удачно – для нужных целей.

ЛГБТ в России малочисленно и не очень сильно сплоченное, так что расправа получится на славу. Это раз.

Второй важный момент – законопроекты против ЛГБТ получат обязательно негативную оценку с Запада, что позволит властям подвести нужную группу гомофобного населения с консервативно-традиционными взглядами и ценностями к нужным выводам о том, что ЛГБТ явно связаны с “тлетворным влиянием Запада”, от которого нужно избавляться. Вон как Запад возмущается – а что ему с этого? Значит, неспроста возмущается. Мало ли, вдруг там шпионы! И вообще те, кто явно нацелен на “уничтожение” русской нации, ее раскол. Или – о ужас. На растление детей, беззащитных, будущего российской нации.

Кстати, отметьте – многие процессы охоты на ведьм начинались с призывов защитить именно детей. Дети – это во все времена был самый беспроигрышный ход. Достаточно нескольких ярких процессов, примеров, а иногда и даже просто туманных намеков – и начинается охота на ведьм. Включается массовая истерия. Политтехнологии, на самом деле, используются не просто очень старые, а классические – еще с Салемского процесса и раньше. Просто под легким соусом современности, но даже ничего сверх. А зачем? Классики хватает, чтобы на это велись.

Третий крайне важный момент – ЛГБТ – это достаточно удобная группа для тех, кто хочет привязать эту тему с “западной толерастией”, нашествием представителей нацменьшинств в Европе, погромами и миграционными проблемами, которые пугают многих россиян. Очень часто люди, видя представителей разных этнических меньшинств, которые им чем-то досаждают, начинают возмущаться и камни летят уже во всех “толерастов”, мол, развели тут! По улицам не пройдешь, таджики кругом, в Интернетах “гомосеков защищают” – таких комментариев в Сети и в реальной жизни очень много. Связка разных проблем позволяет усилить недовольство нужной группы населения, на которую делается ставка и усилить поддержку властей за счет этого.

В итоге наш консервативный русский не просто учиняет расправу над странным “извращенцем” – в его сознании. Он защищает свою страну от волны толерастии, от влияния Запада, от всего, что “наплыло сюда в 90-х” (и сразу идет ассоциация с той самой нестабильностью, которая его так напугала) и которое само “уплывать не хочет”. Всплывают легко просчитываемые ассоциации с поп-сценой тех же 90-х, с Борей Моисеевым, который никому, на самом деле, ничего плохого не сделал, но из которого сделали пугало, способное запугать “настоящих мужиков”. С самой атмосферой 90-х – и население, которое устало от нестабильности, от всех минусов 90-х и которое не хочет возвращения всего этого, не разбираясь охотно согласиться избавиться от всей атрибутики, от плохого и от хорошего, отказаться от свобод, от тех, кто смог выйти из подполья и так далее в тот период.

Свободе закрывается рот.

Четвертый момент – ЛГБТ-сообщество в России, к сожалению, полно такими персонажами, к явлению которых российский социум не готов. Можно очень много говорить о том, кто такой Боря Моисеев, Шура тот же, на что они имеют или не имеют права, однако российский социум в своей массе отрицательно к ним относится. Для них это – негативные персонажи, это – плохая реклама для ЛГБТ.

И пятый момент, который неразрывно связан с остальными – в России очень на низком уровне находится вопрос ЛГБТ-грамотности российского социума. Преобладают стереотипы, которые такими образами как те сценические что создал тот же Моисеев – только подкармливаются. Российский обыватель уверен, что гей, лесби, би или транс – это больные фрики, привлекающие к себе внимания. Огромный процент населения России не знает или не воспринимает информацию о том, что ориентация не является заболеваниям по медицинским стандартам. Многие уверены, что ее можно “вылечить”. По статистике также большинство гомофобов также уверены, что нет никакой разницы между педофилией, зоофилией и нетрадиционной половой ориентацией. Количество стереотипов и страхов насчет ЛГБТ в общество таково, что социум очень легко натравить на этих представителей населения. Которые, с одной стороны, недостаточно сплочены и готовы сделать камин-аут, чтобы бороться с явлением, с другой – все же присутствует достаточно большое количество лиц, готовых протестовать, чтобы общество могло начать “охоту на ведьм”, организовывая все более и более правые взгляды в социуме. Идя к ультра-правым по сути.

Группу многие не защищают из-за отсутствия камин-аута или невозможности этого сделать. Камин-аут не только не приветствуется, он глубоко осуждается. Идут призывы “сидеть тихо”, “не светить своими извращениями” и так далее. Поэтому ЛГБТ-группа лишена защиты семьи, общества как такового, элементарной защиты даже на самом примитивном уровне. Группа не защищена и становится все менее защищенной благодаря законодательной инициативе. Многие семьи и без того не хотели, чтобы у них в семье оказался не такой, фрик и так далее. Теперь у них развязаны руки, они могут начать ограничивать общение старшего ребенка нетрадиционной ориентации с младшими членами семьи, например, на государственном уровне. Они могут давить на своего члена семьи, на ребенка.

Причем видно, что сначала в социум запускали пробные шары – законодательные инициативы принимались то в одном регионе,то в другом. Теперь – на государственном, федеральном уровне.

Еще один важный признак: фашизму НЕ нужна логика, обоснования, ему нужна идея и опора, поддержка. Обоснование может быть каким угодно.

Депутаты в Государственной Думе РФ не знают, что такое “пропаганда” и “пропаганда гомосексуализма”. Они не понимают, по каким моментам принимают действительно этот законопроект. Они не могут внятно это объяснить. Они не могут ответить на комментарии врачей, психиатров, ученых, общественных деятелей и представителей ЛГБТ-организаций. Но они практически единогласно принимают законопроект в первом чтении, а единственный проголосовавший против испуганно оправдывается перед коллегами, что мол, это была техническая ошибка, он нажал не на ту кнопочку, а на самом деле он голосовал “за”, он подал заявление. Это очень сильно похоже на страх оказаться не-своим в стае волков. Тоже … характерно.

У Германии в числе врагов нации оказались евреи. Хотя и гомосексуалисты там тоже были неугодны. в России сейчас объявляются какими-то не такими гомосексуалисты. Это – начало разделения людей на угодных социуму и угодных меньше. Что также характерно всем фашистским режимам.

Я настоятельно прошу о перепосте. Конкретно этот пост написан в некотором смысле на эмоциях, так что я могу поправить себя в деталях, но в базе своей я уверен, что я не ошибаюсь, тем более что разговоры с политологами и юристами имели место быть. И размышлениям на эту тему далеко не один год.

Спасибо.
Автор – Aerkarri

Наверное, всё это в интернете и так понятно, но прочитать ещё раз не мешает.

Про Microsoft

У Майкрософт талант делать ПОЧТИ крутые вещи так, что все плюются.

Windows 8 – попытались объединить ПК и планшеты, сделать общий интерфейс, но на ПК в виде исключения оставили старый рабочий стол. Все плюются. А представьте, что MS объявила бы об этом по-другому: Мы сделали новую, крутую ОС для мобильных устройств. Бонус 1: Она основана на ядре Windows, так что переучиваться придётся мало! Бонус 2: Программы с мобильников можно запускать в специальной среде на обычном ПК!

Да это же прекрасно. А разница – только в подаче и в мелочах.

Провальный XBox One – DRM встроен в приставку, требуется постоянное подключение к интернету, игры всегда скачиваются. По сути это же Стим, который все любят, только оффлайн-режима нет. И если подумать, Sony со своим PS4 может сделать дурную услугу, поскольку DRM всё равно будет, но у каждого разработчика свой. И когда разработчик закрывается или закрывает сервера, его игра перестаёт работать. А при централизованном DRM нужно только чтобы работали сервера Майкрософт, чего добиться гораздо проще.

Двенадцатая имота

12-й том – последний.

Краткое содержание 12-й имоты:

Вместе с комментариями составителя

(показать)

Чтобы не выдать сюжета раньше времени, я вынужден предупредить: не следует читать этот пересказ, если вам нет 18 лет. Не следует читать его, если вы категорически не приемлете идею романтической любви между родственниками.

Прошлая книга закончилась на том, что Кирино пообещала до своего отъезда в Америку переплюнуть всех хентайных сестрёнок, а остальные – ей в этом помешать.

Глава 1.

Близится Рождество и Кёске зовёт Кирино в рождественский вечер погулять в Токио. “Чего это я буду второй год подряд с тобой гулять?” Ага, значит, согласна, – привычно вздыхает Кёске. Выходят порознь.
Сначала идут в магазин хентайных игр, там распродажа – только для парочек. Ну, не привыкать. Прямо перед ними в очереди ещё одна парочка: держатся под ручку, смеются, чуть ли не щеками друг к другу жмутся. “Вам какую игру?” “Удивительные приключения матёрых гомосексуалов”. “О, Акаги, привет, вы с Сеной тоже тут?”
Закупились играми. Дальше Кёске хотел пойти смотреть на ночной город с Токио Скай Три, но до вечера ещё далеко, поэтому он ведёт сестру в отель. Не в лав-отель, как в прошлый раз. Большая комната, одна кровать. “И что мы тут будем делать?” *донбики* “А как ты думаешь, Кирино?” …Играют в купленные эроге до вечера.
Вечером идут на башню, но на Токио спустился туман. Неба не видно. За окном темно и сумрачно, на площадке много парочек. Кирино и довольна, и недовольна, злится на Кёске из-за погоды. И вдруг над городом начинает падать снег. Все затихают и смотрят за окно. Кёске думает, что сейчас хороший момент сделать то, что он задумал.
– Кирино, – спрашивает он, – Аясе сказала, ты уезжаешь.
– Да, – отвечает Кирино, – И в этот раз насовсем. Молчит и ждёт. Наконец, просит: -…Скажи что-нибудь?
– Знаешь, недавно я нашёл девушку, которую люблю, – говорит Кёске. Недослушав, Кирино всхлипывает и убегает из башни.

Становится ясно, что финальный том, наконец, действительно начинается.

Глава 2.

Вернёмся назад, к концу 10-го тома, когда Аясе призналась Кёске в любви. Настало время, говорит Кёске, спустя два тома сообщить вам мой ответ. Но не раньше, чем вы послушаете ещё парочку офигительных историй.
Видимо, автор получил от читателей ментальный втык за то, что отношения с Аясечкой не были проработаны.
Однажды Кёске вернулся на съёмную квартиру, когда Аясе рылась в его трусах. “Докладываю полиции.” “Погоди, онии-тян, это я должна докладывать полиции!” Оказывается, Аясе недовольна тем, что стирала для Кёске всё, за исключением трусов. Трусы она тоже хотела стирать. Если по первой главе вам показалось, что Фушими Цукаса замечательный автор, можете вздохнуть с облегчением. Устав спорить, Кёске даёт согласие на стирку трусов, и Аясе пытается их с него снять. Приходит Канако… И так далее, и тому подобное.

В другой раз Аясе и Кёске идут за продуктами. Навстречу серый волк: Иори Ф. Сецуна с ребёнком. “Фейт-сан, это ваш?!” “Да когда бы я успела?! Помогаю подруге. Мой додзи-кружок процветает, но меня из него выпихнули и денег не дали. Подержите малыша, пока я сбегаю в пачинко?”
Убегает. Аясе и Кёске держат малыша, тот пытается пососать у Аясе сисю (и преуспевает). Кёске меняет ему пелёнки и вспоминает, как в детстве вытирал Кирино какашки. Я СЕРЬЁЗНО. Из интересного: те парные заколки, одну из которых Кирино отдала Аясе, изначально ей подарил Кёске.
Ну и наконец, ответ.
“Извини, Аясе. Я люблю другую.”

Кого он любит-то?

Глава 3.

Поздно ночью, незадолго до рождества и Главы 1, Кёске спешит к Куронеко. Заранее он её не предупреждал, просто решил, что определился со своими чувствами. И настало время их сообщить – важному для него человеку.
Вспоминает, как встречался с ней летом. Кое-что мы уже знаем, ещё парочка историй: как Куронеко приказывала лизать ей пятку – и их застукали Куронеки-младшие. Как они выбирали Куронеке купальник, поскольку сама она сшила слишком открытый (а Кёске, по видимости, хочет в ислам). Как Кёске учил её плавать, и не научил. Как ели приготовленный Куронеко бенто. Как за костюм Куронеко их чуть не арестовал полицейский. Как они расстались и как ему её нехватало.
Куронеко ждёт его перед домом в темноте. Непонятно, как узнала, что он пришёл объясняться.
И Кёске заявляет, вспоминая по пути ещё 100 500 их общих кусочков счастья:

– Я никогда не буду с тобой встречаться, Куронеко. Я люблю другую.

“Понятно”, – говорит Куронеко, – “Я проиграла.”
Она достаёт тетрадь – ту чёрную “Destiny Note”, с пророчествами, – и начинает выдирать оттуда листы. “Рассказать о себе друг другу”. “Сходить в бассейн”. “Погулять вдвоём”. “Позвать Кёске в гости”.
Когда последний листок уносит ветром, она говорит:
– Заклятие снято. Ты свободен. Ни в прошлой жизни, ни в этой ты не принадлежишь мне. Я с самого начала… знала… что так будет!.. – тут она начинает рыдать и кричит: “Да обратится мир во тьму, да будут прокляты все любящие и любившие. Отныне я чёрный ангел Яминеко, мне ничего не нужно, я проклинаю всё.”

Ну вот. Теперь действительно всё понятно.

Глава 3 (продолжение)

Теперь возвращаемся в рождественскую ночь, когда Кирино сбежала, и Кёске гоняется за ней по улицам и кричит страшные вещи вроде “Попалась?!”, “Думаешь, убежишь от брата?” и “Погоди, я не договорил”. Несмотря на все эти крики Кирино быстрее, и догнать её не удаётся.
Приезжает машина, укомплектованная обеими Саори и Куронекой и предлагает подвезти. Попутно выясняется, что план сегодняшнего свидания придумала Саори, и они наблюдали за прогулкой из укрытия. Объезжают кварталы, находят Кирино, высаживают Кёске на перехват.

Оказавшись у Кирино на пути, Кёске кричит: …

В общем, уже понятно, какая это ветка, правильно? И что он кричит.

Готовы?

– Кирино! Я тебя люблю! Пожалуйста, не уезжай.
– …….Чё?

“Ты наркоман, что ли? В эроге переиграл? Я твоя сестра, аллё.”
Кёске готовится произнести какие-то аргументы, но в это время Куронеко включает из динамиков записанный около её дома монолог Кёске же, в котором он давал Куронеко от ворот поворот. Большая часть монолога – это вопль Кёске в духе:
“Я люблю Кирино-о-о-о-о-о!! Поэтому с тобой встречаться не буду-у-у-у-у-у!! Люблю её больше всех. Никому ни за что не отдам. Всю жизнь хочу быть вместе. Я больной человек, влюбившийся в свою сестру.”
И так далее.

– Эй!!! Т-т-т-т-т-ты чего орёшь?!
– Это не я, это Куронеко!
– А то я не слышу, что голос твой!

Через три минуты беспрерывного признания в любви Кирино стоит красная до корней волос, и чтобы произнести одну букву ей требуется пол-страницы. “У тебя крыша поехала, ты понимаешь, что делаешь? Это реальная жизнь, не игра. С чего ты взял, что я соглашусь?” “Не согласишься”, – говорит Кёске. “А чего тогда спрашиваешь? Дебил, идиот, придурок, кретин. Признался в любви сестре, подумать только. Даже сказать противно. Ненавижу, ненавижу, ненавижу!”
“Не противной любви не бывает, ни в играх, ни в жизни”, – кричит Кёске, – “Послушай, Кирино!”

– Никуда не уезжай и выходи за меня замуж!

Кирино отвечает:

“Хорошо.”

Глава 4

Через час после признания Кирино и Кёске сидят в отеле, потому, что все остальные тактично уехали, и куда им теперь ещё деться. Ночь на дворе (в смысле, в Токио).
Кирино такая же недовольная, как обычно:
– И ты правда меня любишь? В романтическом смысле?
– В романтическом.
– Стыд какой! Фу-у. В сестру влюбился.
“Ты же согласилась!” – говорит Кёске, – “Значит ты тоже меня любишь?”
“Шо-а?”
В итоге соглашается, хотя цундерит вовсю, швыряет в Кёске предметами и жалуется, что тот заставляет её повторять одно и то же тысячу раз. Кёске говорит, что они оба теперь больные на голову, Кирино нехотя признаёт это.
“И что мы будем делать? С родителями, с обществом…”
“О, а давай пройдём игру до конца! Которую днём бросили.”

*KYOUSUKE RAGE FACE*

Проходят до конца игру, к слову, тоже про инцест. Добираются до хэппи-энда, Кирино вдруг сердится и ставит на паузу. “Нет, давай всё-таки обсуждать”. Слишком сложно играть в игру, когда в жизни всё перепутано.
Кёске дарит ей кольцо. То самое, которое они присмотрели ещё год назад, в третьем томе и в первом сезоне аниме.
“Не думал, что сделаю предложение сестре.”
Кирино вздыхает, довольна. Говорит:
– Но нас с тобой не поженят.
Героям игр удобно, признались друг другу – и хэппи-энд, дальше всё как-то само устроилось. А Кёске не знает, что делать: даже родителям не сообщишь. Отец ему доверяет – а он его доверие предал.
“На всякий случай скажу”, – говорит Кирино, – “В играх часто делают, что сестра оказалась не кровная. И типа, всё хорошо. Хотя и это уже считается дурным тоном – игроки такого не прощают, это как волшебная палочка. В жизни волшебных палочек нет. Не рассчитывай, что я сводная. Я самая настоящая твоя родная сестра.”
В итоге Кирино же и предлагает:
– Я тоже хотела перед отъездом тебе признаться… Конечно, я ждала, что всё кончится плохо, но если вдруг каким-то чудом ты бы согласился, я собиралась…
И шепчет ему, что придумала.
“Тогда от родителей пока держим в секрете,” – соглашается Кёске.

А потом они всё-таки доигрывают хэппи-энд (“может, увидим что дельное”), и там начинаются хентайные сцены…
– Мотаем на ус?
– Я тебе намотаю!!

Глава 4 (продолжение)

На следующее утро, проснувшись в отеле, в единственной кровати (“ничего не было… хотя я не обязан рассказывать!”), К. и К. пробивают школу и вместо этого едут на сходочку девочек-отаку. Кирино сообщает ни для кого уже не новости:
– Мы с ним встречаемся.
Саори и Куронеко исправно офигевают, хотя кто вчера его на машинах возил? В итоге Куронеко говорит “Рада за вас”, а Саори что-то чёткое и жизнеутверждающее в духе “Я в вас верю, и пока вы ходите на мой кружок, хоть бы вы там конём друг друга любили”. Куронеко и Кирино ругаются про третий сезон Меруру, как будто им делать больше нечего.

Гуляют по игровому центру, играют в файтеры и танцевальные автоматы. Фоткаются в будочке на двоих. Тут появляется Сакурай в пижаме:
– Я твоя красавица бывшая одноклассница! А это кто такая?
– Косака Кирино, его девушка.
Предлагает ему встречаться, но кончается тем же, чем обычно.

В качестве бонуса: Канако зовёт Кёске на свой концерт и прямо со сцены признаётся ему в любви. Кёске отказывает. На всё про всё ушло 4 странички. 12-й том: на 10% больше признаний в любви по той же цене.

Глава 5

Прыжок во времени.
Несколько недель спустя Кёске просыпается от того, что под боком спит Кирино. В первом томе это уже проходили. Теперь вместо варианта “вытолкать из постели” Кёске пробует “обнять”, но кончается тоже плохо.
– Что ты тут делаешь?
– Пришла поговорить, а ты спал, ну я тоже заснула.
Поскольку они теперь встречаются, им нужно чем-нибудь обменяться, чтобы в комнатах появились уголки друг для друга, говорит Кирино. Кёске становится счастливым обладателем шкафа с фигурками (ещё одного), а Кирино уносит с собой его школьную форму. Двойной успех Косаки-младшей.
Пока роются в чуланчике, Кёске вспоминает:
– Можно мне посмотреть твой секретный фотоальбом?
“Смотри”, – разрешает Кирино. “Жизнь похожа на эроге, в котором нельзя сохраняться”, – опять думает Кёске, – “Однажды сделанный выбор не передумать и не отменить. Но если ошибся, в жизни можно исправиться.”
В фотоальбоме ничего особенного, фотки Кёске с младшего школьного возраста. Кирино давным-давно его сталкерит. Даёт ему послушать две аудиозаписи – которые сделала 4 года и 1 год назад. В них Кирино обращается сама к себе в будущем.
– Наверное, у меня будет всего один шанс. Получится ли всё, как я хочу? Буду ли я с тем, кого люблю? Скажи, Кирино из будущего, умная, взрослая Кирино – что мне делать?
И Кёске с Кирино из будущего мысленно отвечают ей, что попробуют. Попробуют сделать так, как придумали.

Глава 6

Ещё один прыжок. Прошла пара месяцев, наступил выпускной.
Как жили Кирино и Кёске это время – подробно не говорится. Они встречаются, и родители до сих пор об этом не знают.
В последний раз в жизни Кёске идёт в школу, по дороге встречает Акаги. У них теперь разные вузы. Они будут редко видеться и постепенно забудут друг друга и найдут новых друзей. Но два года, что они провели вместе, им было весело и Акаги был хорошим другом.
Между прочим, Сена начала встречаться с Макабе и у Акаги баттхёрт. Кёске думает что-то в духе “Нет, Акаги просто не такой брат. Он не стал бы встречаться с сестрой, даже если бы та была не родная”. У читателей тоже баттхёрт. Как это не такой? Да он похлеще Кёске был такой. А ну верните Сену.

Приходят в кружок. Всё старшее поколение выпустилось, даже председатель-третьегодник. Кстати, про Кёске и Кирино все знают:
– Но что вы собираетесь делать? Нельзя же жениться на сестре.
– Почему нельзя? – влезает откуда-то взявшийся Микагами, – Женат же я на анимешной героине.
С Микагами неудобно получилось. Как-то раз он возвращался с эвента домой и привёз с собой спящую Бриджет. Вынес из машины, занёс к себе в квартиру, запер дверь. Обычная история, все так делают. Но кто-то его сфоткал – “знаменитый дизайнер крадёт наших лоли” – и их с Бриджет стали травить в твиттере. Чтобы исправить положение, Микагами публично заявил “тян не нужны” и женился на какой-то няшке из детского аниме, после чего его карьере уже ничто не способно было помочь.
“Не умер же я от этого”, – говорит Микагами.

Вот и всё. Кружок компьютерных игр распрощался с уходящими, председатель пожелал всем удачи. Прошла выпускная линейка. “И вот сегодня мы расстаёмся навсегда.”

У ворот школы Кёске встречает Кирино. Болтают о том, о сём, Кирино выпрашивает у Кёске его старую форму. Они поворачиваются спиной к школе и вместе идут в светлое будущее…

Глава 6 (продолжение)

Но на пути у них Манами.

“Говорят, ты встречаешься с Кирино? А почему мне не сказал.” Оказывается, она давно знает, но ждала подходящего момента – выпускной линейки. “Ты просила не считать тебя ребёнком, Кирино? Хорошо, давай поговорим, как взрослые.”

– Может, хватит, Кирино-тян?

Кирино-тян начинает дразниться:
“Чего хватит? Чего хватит? А мы с Кёске встречаемся. Фигово тебе, да? Фигово, да? Хи-хи-хи. Молчишь? Кириночка победила, Кириночка победила!” В ответ Манами даёт ей в лицо. Дерутся. “Ты мне всё время мешала” – “Это ты всё время мешала!” Кёске их разнимает.
Манами говорит ту самую речь из 11-го тома. “Когда родственники встречаются – это нехорошо. И чем больше вы цепляетесь за такие чувства, тем больнее в итоге вам же будет. Доросла до 10-го класса и липнет к брату – это нормально? Поступил в институт и заворачивает девушек потому, что сестру любит – это нормально? И сколько вы так будете дурака валять? До двадцати? Тридцати лет?”
– Придите в себя.
Висит мрачная тишина. Кирино хочет ответить, но говорит Кёске. Общий смысл ответа: “Знаю, что ты права, но мне всё равно.”
– А если я скажу вашим родителям?
– Пожалуйста, не говори!!
Но даже если скажет, Кёске всё равно не передумает. “А если я встану перед тобой на колени?” “Извини, Манами” “…Если я скажу, что всю жизнь тебя любила, если попрошу уйти со мной?”
– Я выберу Кирино.
– Ясно. Да, противно слышать.
И Манами уходит, то ли разочаровавшись в Кёске, то ли смирившись с ним.

Кирино с Кёске сидят в парке:
– Дурак! Зачем ты это сделал? Зачем ты столько всего из-за меня делаешь? Смотри, сколько людей тебе призналось, и ты со всеми порвал.
Да, думает Кёске, наверное, мне уже столько человек в жизни больше не признаются. Упустил свой единственный шанс, золотую молодость и так далее. (Конечно, рисуется: до тех пор, пока он главный герой гаремника, девушки на него будут исправно липнуть как мухи на мёд). Но это его выбор.
“Ты хотела свадьбу,” – говорит он Кирино, – “Ну что, обвенчаемся?”
Переодевшись – Кирино в платье, Кёске в костюм – они идут в пустующую церквушку неподалёку. Зрителей нет потому, что венчать сестру и брата, конечно, никто не будет. Вместо родителей сами себя отдают друг другу, говорят какие-то отчаянно хорошие вещи. “Я люблю тебя, Кирино” “Я люблю тебя, Кёске. Спасибо, что всегда был рядом.”
“Мы сделали всё, что могли,” – думает Кёске, – “Мы любили друг друга, но чуда не случилось. Мы встречаемся несколько месяцев, но стена, которая разделяет нас, никуда не делась.”
“И что теперь?” – дразнит Кирино.
“Можете поцеловать невесту”, – говорит Кёске.

Они целуются.

“Ну вот”, – говорит Кирино, – “Дальше как условились?”
“Угу.”

– Значит, всё кончено.

Они договорились встречаться до выпускного, а после выпускного расстаться. И стать просто родственниками, как и хотела от них Манами.
Кирино возвращает Кёске кольцо и привычно ругает за то, что он к ней пристаёт. “Ладно-ладно”, – говорит Кёске.
Переодевшись в школьную форму, они выходят из церкви, уже не держась за руки.

Эпилог

Кёске и Кирино идут в Акихабару, где Саори хочет познакомить их с другой половиной “девочек-отаку”. Как все помнят из первого тома, Кирино-Куронеко-и-Кёске были на самом деле запасной командой, группой отстающих. И всё это время Саори руководила также другим, главным отделением “Отаку-ко”. И теперь Саори хочет всех перезнакомить, а заодно познакомить с новыми участниками из интернета.
Кирино и Кёске снова ведут себя как раньше, то есть, за ручки не держатся и нежных слов не говорят. Кирино болтает что-то о своих играх, пытается убедить Кёске ей что-то купить, но фиг там, они же не встречаются. С чего ему ей потакать? Бээ. Но Кирино его переспорила.
Тут Кёске вспоминает:
– О, точно! У меня же ещё непотраченное желание есть. Помнишь, я высший балл получил?
– Придумал, как потратить? – спрашивает Кирино.
– Ага, подойди-ка сюда.
“Чего это он?”, думает Кирино, но подходит. Кёске берёт её и целует.
– Э-э! Мы же договорились?!
– Подумаешь, мы же родственники.
И они идут на встречу с новыми участниками кружка.

От автора

Всем привет, говорит Фушими Цукаса. Пять лет назад я придумал этих героев, а кажется, что только вчера. По ним сняли два аниме, нарисовали мангу, выпустили несколько игр. Их голос, привычки, истории жизни столько людей могут легко вызвать в памяти – да, вот такими они были. Наверное, они уже не сильно отличаются от настоящих людей.
Это последний том, надеюсь, вам понравилась книга. Пожалуйста, не забывайте сразу о моих героях. Быть может, через десять лет вы вдруг вспомните – да, были такие давным-давно, интересно, как они сейчас? Что с ними сталось? Быть может, представите себе, что они и до сих пор гуляют по Акибе и Чибе.
Надеюсь, что вы, прочитавшие всю длинную историю Кёске, останетесь и дальше с ними хорошими друзьями.
Спасибо.
Фушими Цукаса.

Объявление

19 июня выйдет первый том БД второго сезона, для которого я писал сценарий второй серии, 13-й серии, аудио-драмы, а также бонусный рассказ “10 лет спустя”, который выйдет вместе с первым томом.
В аниме 16 серий, но по ТВ покажут 13. История на этом не кончается. Ещё 3 будут транслироваться через интернет.
Новую книгу я уже пишу, но подробностей пока нет.

Комментарии

Фух. Кажется, это самый длинный пересказ за историю Имоты. Очень сложно было его писать – вся книга сплошной драматический момент. Если это непонятно из пересказа, том красивый, особенно первые главы – описания туч над Токио волшебны и напоминают о том, что Фушими Цукаса всё-таки действительно талантлив.

Ну что, как кто-то метко сказал – скулрамбл-концовка. Вроде и открытая, а всё-таки тоскливая, холодная. Кто-то надеется на рассказ “10 лет спустя” (см. ниже), но и там, скорее всего, точки не будет. А если будет, то лишь цементирующая безнадёжный финал. Другие ищут волшебные намёки в интервью с Цукасой (тоже ниже). Мол, он бы и хотел устроить героям счастье, но издательство запрещает, автор будет зашкварен. Не знаю, насколько это правда – Кои Казе вон даже по телевизору показывали. В любом случае, в интервью я намёков на это не вижу.

Отдельно бомбит у фанатов Куронеко, Аясе и всех остальных, кого завернули. Вбили осиновый кол в маленькое Куронечье дзякиганское сердечко, сожгли и развеяли её счастье по ветру. Не дали Аясе постирать трусы. Прогнали Манами с кухни. Внезапно до всех дошло, что 12 томов они читали книгу “В конце я женюсь на своей сестре” и гадали, на ком же в конце герой женится. “Герой гаремника остался с заглавной героиней: такого ещё не бывало!”

Хотя мне грустно от такой безнадёги, но концовка честная и достойная. От подтекста отношений Кёске и Кирино автор прятаться не стал (такую-то корову и не подоить!), но и сочинить им хорошее будущее так, чтобы не соврать, не смог. Любая история про то, как они устроили свою жизнь и жили счастливо, была бы сказкой – меняется только степень самообмана. И хотя беготня по ночному Токио с признаниями сама по себе сказка, но в главном Фушими Цукаса, похоже, обманывать не захотел. И это правильно.

“Я мог бы сказать вам, что Энди Дюфрейн победил, что он побил Трёх Сестёр и больше они не осмеливались подойти к нему. Мог бы – но это будет неправдой.”

Поэтому я не очень верю, что Фушими Цукаса задумывал что-то иное. Вспомните хотя бы его интервью про if-ветку из PSP-игры! “Если бы Кирино и Кёске не были родственниками”. “Это как камень с плеч,” – говорил он, – “Пиши, что хочешь.” Получается, дело не в издательстве, а в условиях.

Вот так закончилась имота. Если вам грустно, сходите по ссылкам ниже и почитайте срач на форумах. Бешеные крики Кириноненавистников, холодный гнев противников найтмер-рута, безысходность и тлен фанатов Куронеко и Аясе, серую тоску сторонников Кирино. (И лоли-посты любителей Канако. Если увидите, нажмите кнопочку “Сообщить полиции”).

Спасибо за то, что читали мои пересказы.

Обновление: похоже, концовка всё-таки подразумевалась хорошая! Смотрите пояснения в конце поста.

И вот ещё кое-что интересное

Интервью с Фушими Цукасой по поводу окончания книг:
на японском
на английском.
Копия английского пересказа:

Originally Posted by Maugomale
ebook.itmedia.co.jp/ebook/art…0/news020.html

New interview? It was featured on Yaraon, so maybe it’s important

I’ll post some interesting highlights as I read it (so will update this post as I go)…

– The author’s main feeling after the work being over is “lonely” (sort of sad that it’s over).

– The author felt a great deal of pressure in finishing the ending knowing that the anime was also going to be adapting the story to the end.

– The ending had been planned for a long time, and become more concrete around the time that the author was working on the bonus features (the animated commentaries) for the first season of the anime.

– His thoughts when writing the ending were influenced by Kirino “if” ending in the OreImo Portable game where Kirino’s feelings were able to be completely rewarded (thanks to the “if” twist). Obviously in the real work he couldn’t make use of that twist, and so couldn’t write the ending in a clear/obvious way, but when he considered the extent of Kirino’s feelings for Kyousuke, he decided that he had to “do something about it”.

– By the end of the story, his favourite character is Kirino, but it wasn’t that way at first and he was just as annoyed with her as Kyousuke was at the beginning. But having her hide her true romantic feelings was part of the setting, and so he struggled to bring out the charm of this hated heroine little by little over the course of the narrative. And then, as all these developments started adding up, the amount of people who came to like her increased, and that made the author happy.

– The timing for the release of the last novel was to some extent at the discretion of the author, but also the result of various circumstances. Still, it wasn’t purely by chance, so the author apologizes for keeping readers waiting for so long.

– The anime staff knew ahead of time that they wouldn’t be able to adapt all the way to the last volume and fit it into the TV airing, so that’s why they chose the unusual release for the last few episodes. The author thinks is mostly just because the staff want to do a good job with it.

– They talk a little bit about how this franchise has been so successful as a “media mix”, with so many collaborations and tie-ins. The author mentioned that he just accepted them gratefully at first, but as the work got more and more popular he couldn’t stop. The editor says that though they risked going overboard, the author decided not to worry about it. The setting of OreImo had offered a lot of possibilities for them to basically do whatever they wanted in terms of tie-ins. Even inside the work itself, Kirino worked as a model so could appear on billboards, and that wouldn’t be at all out-of-character. So they had a lot of freedom. And, the anime isn’t over yet, so there are still more opportunities to come.

– Regarding the Railgun collaboration, because he knew his partner was a great writer, the OreImo author basically took the liberty to write whatever he wanted with abandon assuming that the Index author would say something if he had a problem with it… but he hasn’t said anything yet. So the author is half-worried about their next meeting…

– Regarding Kirino basically becoming one of the representative characters for the Dengeki Bunko imprint, the author apologizes for being a troublemaker (and comments that the other writers must be sick of him), but says that he doesn’t let that pressure affect his writing or change what he wants to write. He says that “occasionally I have no choice but to change what I want to write, but I decided from the get-go that I wouldn’t write something ‘lukewarm'”. (i.e. That he wouldn’t write just to please others, or in response to pressure.)

– So far OreImo hasn’t been released in e-book format, and the editor says that it’s still being decided, but should happen in time. The author says that from his perspective, he doesn’t mind if people consume books electronically since the contents are the same, though it would bug him a little bit if the resulting format didn’t preserve the presentation of the page (the amount of letters on a line, etc.). The author also says that he personally owns a Kindle Paperwhite and loves it.

– When asked if he feels any stress when reading on an e-reader, he says that turning the pages is a bit slow, particularly for manga. And the biggest problem is that e-books aren’t available day-and-date with printed releases, and he’s the type who likes to read things on day one. He says otherwise he’d like to buy e-books…

– Regarding the latest discussions about freedom of expression in manga (i.e. related to the proposed revisions to the child porn laws), the author unsurprisingly says that he doesn’t think the publishing industries need further regulation. (my comment: This is sort of a silly interview question, fishing for an easy quote.)

– To close, the author thanks all the readers for sticking with him for these five years, and says that he’s happy if readers liked even one of the characters from the OreImo universe. Work has begun on his new work, and he’s trying hard to make charming characters that will give OreImo a run for its money, and hopes everyone will look forward to the day when they get to meet them.

Предположительное содержание рассказа “10 лет спустя”

Первый том БД уже должен был выйти, и с полей поступают донесения о содержании рассказа:

Apparently it’s about chuunibyou Tamaki visits Kirino to watch a Meruru Remake 10 years after the end of the story (remember that Tamaki is a Meruru fan in present-day). Future Tamaki apparently looks just like Kuroneko does present-day. Kirino is apparently so beautiful for her age that chuuni-Tamaki considers her a modern-day witch. Hinata also goes to see Kirino to ask for “life counselling” about her little sister. None of the other characters appear.

(But, if Kirino is hanging out with Ruri’s sisters, then it certainly suggests that the two families are still friends.)

Разумеется, никаких новых подробностей в нём нет.
Оно и неудивительно.

Обновление

Сторонники Кирино могут вздохнуть с облегчением. Похоже, что всё-таки подразумевается полнейший хэппи-энд! В очередном интервью Цукаса прямо говорит, что хотел написать хорошую концовку Кирино, просто её бы не опубликовали – вот и пришлось как бы её отменить, но устроить всё так, что у героев всё равно не будет другого выхода, как в итоге оказаться вместе. И мол, если кому не понятно, Кирино победила на полную катушку, без компромиссов.

Так что слёзы счастья и шампанское в студию!

Летний сезон

Сериалы летнего сезона на randomc. Лучше читать с выключенными картинками!

Recorder to Randoseru Mi – первые два сезона были едва забавными, но зато и коротенькими.
Senyuu. Season 2 – то же самое.
Danganronpa Kibou no Gakuen to Zetsubou no Koukousei – игра на выживание. Хотя бы жанр интересный.
Monogatari Series: Second Season – вот это будут смотреть все. 26 серий бакемоногатари!
Genshiken Nidaime – причём не “Геншикен 2” (который уже был), а “Геншикен Второй” (новый). Не знаю, будет ли таким же крутым, как первый.
Kami-sama no Inai Nichiyoubi – “Воскресенье, когда бога нет”. Что-то там что-то там землю захватывают зомби, посмотрю за название!
Watashi ga Motenai no wa Dou Kangaete mo Omaera ga Warui! – “Это всё вы виноваты, что я непопулярна!” – была такая манга, её двач распиарил, про девочку-хиккикоморшу. Теперь интересно.

Двенадцатая имота

Прочёл последний том.
Отдельных комментариев в этот раз не будет, только пересказ. Спойлерить заранее тоже не стану: в книге слишком много неожиданных поворотов и непонятно, на каком остановиться.

И всё-таки, для тех, кто хочет получить какую-то характеристику в двух словах прямо сейчас, вот как закончилась Имота:
(показать)Неожиданно и грустно.

Том был очень красивым, Фушими Цукаса молодец.

2007 год

Для тех, кто был на сайте, который нельзя называть, в 2007 году, вот вам кусочек ностальгии: 2007.iichan.hk.

Как медленно текло тогда время! Я помню каждый тред, каждую картинку. Сейчас (даже если б я ещё заходил на ычан) треды летят с такой скорость, что через три дня уже старых не найдёшь.
Задача максимум: найти и вспомнить свой собственный пост. Мне кажется, я нашёл.

Скрещивайте свои пальцы

Обложка последнего тома Ореимо, который выйдет 7-го июня: