Записи за месяц: May 2015

Справедливость не справедливость

Сегодня в очередной раз встретил частое заблуждение — размытие значений слов, оно же “ничто ничего не значит”. Звучало это так:
– Но когда перед тобой явная несправедливость, надо не философствовать, а исправлять её.
– Откуда мы знаем, что это было несправедливо. Кто знает, что такое справедливость? Может, мы не в курсе, а есть какие-нибудь причины… Всё на свете происходит не просто так, а вследствие чего-то.
– Ты, получается, считаешь, что всё на свете справедливо? Потому, что мир вообще причинно-следственный, причины есть у всего.
– А так и есть.

Это мнение я слышу не в первый раз, и люди считают, что достигли какого-то философского просветления. Мол, мир таков, каков есть, всё в нём неизбежно, у всего есть причины. Если человеку не повезло, значит, он плохо понимал мир, не видел эти причины. И только полезно, что мир ударил его фактом в лицо, ведь теперь человек будет опытнее и в другой раз приспособится лучше. Поэтому всё на свете справедливо, всё говорит о мире правду; что отвечает истине мира, то и успешно, несправедливого нет.

Но это глупость, прыжок недостаточно высоко, невзятая философская планка.

Слово “справедливо” подходит к некоторым поступкам и не подходит к другим, оно для этого придумано. Слова нужны чтобы разделять вещи. Вот красное, а вот не красное, вот стол, а это — диван. Если ваши рассуждения приводят к тому, что слово перестаёт разделять вещи, вы занимаетесь ерундой и софистикой.

Он (Протагор) первый заявил, что о всяком предмете можно сказать двояко и противоположным образом… о мысли он не заботился, спорил о словах — Софистика в Википедии

Так можно любое слово уничтожить, расширить на свою противоположность. В каком-то смысле и стул это разновидность стола, и белое – это вариация чёрного. Но никакой пользы в этом нет. Когда люди говорят “стол”, они имеют в виду стол, и вы это прекрасно понимаете, а зачем тогда морочите голову?

(ещё пол-страницы)

Для причины есть слово “причина”. Если бы, говоря о справедливости, люди имели в виду только “у всего есть причина”, для неё не придумали бы отдельное слово. Слово существует потому, что существует интуитивное представление, пусть расплывчатое и различающееся у разных людей, но тем не менее, достаточно общее, чтобы служить кирпичиком взаимопонимания.

Да, в философском смысле любой результат хорош, и что ни делается – всё к лучшему, поскольку всё отвечает существующему. Если гопник грабит банкира, пошедшего тёмным переулком, это отвечает истине, поскольку в тёмных переулках есть гопники, и если бы банкиру сейчас повезло, его бы ограбили в другой раз, мир таков. Но с этой точки зрения и мы часть мира, и если мы хотим посадить гопника в тюрьму, и этим уменьшить вероятность встретить гопников в переулке и увеличить число гуляющих там банкиров, это тоже потому, что мир таков. И чтобы объяснить, кого следует посадить в тюрьму, а кому вернуть деньги, мы и придумали слова.

И хотя понимаем мы их немного по-разному, любой разговор полагается на то, что говорим мы примерно об одном и том же.

Сначала проверяем, что относимся к ясным примерам одинаково. Это справедливо? Ну конечно справедливо. А это? Конечно, нет.
Затем находим границы взаимопонимания. А такой вот сложный случай? По-твоему справедливо? А по-моему, нет.
Наконец, находим принципы, по которым судим о справедливости – так, чтобы чёрное было чёрным, белое было белым, а посередине что-то промежуточное.

Рассуждения в духе “справедливость не справедливость значит не значит” расходятся с этой схемой в самом первом шаге. Человек просто не согласен, что чёрное это чёрное, а белое это белое. С ним невозможно ни о чём говорить, потому, что для этого нету слов – он их все сломал.

В качестве последнего реанимационного жеста можно предложить философу новые слова. “ОК, можешь называть справедливостью что хочешь, но давай поговорим о tadashisa. Когда человеку не платят зарплату, это не-tadashisa, когда за преступление сажают – это tadashisa, компрехенд? Вот если ты видишь преступление, и преступник гуляет на свободе, то не нужно ломать очередное слово, а нужно бы добиваться tadashisa.”

Правда, после этого придётся строить из новых слов в голове у философа все обычные человеческие рассуждения, которые приводят к мысли о ценности общих правил справедливости, и пока это будешь делать, он уже половину забудет, а в другой запутается *sigh*

Паланик

Начал перечитывать Паланика, и обнаружил, что он пишет не так цинично и нарушая устои, как раньше казалось. Паланик пишет романтические комедии. Бойцовский клуб, Уцелевший, Пигмей (последний так вообще). Бойцовский клуб ещё немножко чотко дерзко экранизовали, а у Паланика книжки ну вот примерно как “Пипец” (Kick-ass). Шутки, комедия положений, абсурд, романтика во все поля, цундере главные герои, добро и свет побеждают. Хэппи-энды всегда!

Я это одновременно и по книжкам увидел, и прочёл, что сам Паланик говорит “вот меня многие считают нигилистом, а на самом деле я романтик до глубины души”.

Отдаю фигурки

С прошлой поездки в Японию осталось две ненужных:
UPD: Все фигурки розданы.

(фото)

Сена из Ore no Imouto (несправедливо непопулярная!)

Карен из Моногатарей. Занято.

Как обычно, бесплатно, но если вы не в Москве, беру стоимость пересылки. Можно заодно взять ещё что-нибудь.

В Чечне вообще какой-то самоуправский треш в последнее время. Сказка про горца:

Господину Г. 57 лет.
У господина Г. есть жена
Г. хочется ещё одну девочку на роль любовницы. Девочке и её семье не хочется
Г. глава районного ОВД.
Г. обещает в день, когда ей исполнится 17 лет, приехать и забрать силой, “и никто не сможет его остановить”.

Семья пишет в газету, газета публикуется.

Г. сообщает, что жениться не будет, вывсёврети.
Кадыров сообщает, что лично проверил, девочка согласна, свадьба будет в срок (очевидно, женатого на несовершеннолетней), и увольняет министра печати. Потому, что надо писать больше лучше хорошего.

Продолжение: В обычном для наших дней ключе, когда министерство по контролю за оборотом наркотиков контролирует оборот наркотиков, уполномоченный по правам ребёнка в РФ г-н. Астахов предложил не быть ханжами: подумаешь, выбрал 17-летнюю. “Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные”.

В обычном же опять ключе, вместо того, чтобы объяснить факты (почему женатый 57-летний женится на 17-летней без её согласия, и/или врёт, что не женится), г-н Кадыров сказал, что критика заказана либералами.

Свадьба состоялась.

Не притворяюсь, мне нет личного дела до судьбы чеченской девочки. Несправедливости на свете много, об этой просто написали в газете. Но важен принцип. Когда закон перестают соблюдать даже у всех на виду, законности действительно конец.