Записи за месяц: September 2019

Выборы 2019

В кои-то веки почти нет чувства, что за результатом не уследил. Наоборот, сам всех запутал и наполовину руководил подсчётом, сошлось точно. Наш УИК даже сдался в ТИК первым.
За книгами присматривал, и как выдают бюллетени, проверяют паспорта, как вписывают. Не могу сказать, что подтасовки исключены, но в этот раз я не закрыл глаза на подозрения, не тупил, всё проверял.

Наблюдателей не хватает. Была тётка от собеса, два платных студента без особой мотивации (хотя хорошие ребята, заботились о стариках, когда ходили с урной) и случайная тётка от “общественной палаты”. Все они даже не пытались никого считать и не заботились не оставлять помещение без присмотра.

(истории с участка)

Утром спрашиваю председателя:
– Какой последний избиратель в списке?
– Зачем тебе?
– Хочу сравнить со вчерашней цифрой.
– 1715.
– Ну… Более-менее.
– Какое ещё более-менее? 0__0 Ты мне сейчас на камеру такого наговоришь!

Кандидаты от власти теперь стесняются своего единоросства и стыдливо стали “самовыдвиженцы”. Но иногда это выходит боком :) Мужчина смотрит в бюллетень и спрашивает:
– Кто здесь от Единой России?
– Только коммунисты две штуки, ЛДПР и самовыдвиженцы.
– Э… – мысли на лице мужчины просто застревают, он поднимает голову и непонимающе спрашивает: – То есть как это, от Единой России никого нет?
– Нет.
– А как же… Так от Единой… Так они же… Они что, уже… Что, правда никого нет?
Мужчина явно не знает, что ему теперь делать.

Не повезло и другим:
– А вот за этих, за либералов, я никогда в жизни не проголосую! Пусть валят куда-нибудь, если им не нравится, говорит мужик, указывая на ЛДПР.

Заходит опрятный человек в костюме, со всеми поздоровался. Мне говорят: Козлов заходил [кандидат].
– А, так это и был Козлов?
– Да.
Смотрю на фотографию на стенде и без задней мысли говорю:
– Похож.

По закону с урной нас должна сопровождать полиция. К середине дня полиция кончилась (“митинги разгонять у них полиции хватает!” – говорит председатель) и с нами пошла Росгвардия. Оставляли её на первом этаже.
Возвращаемся, с ними уже ведёт диалог мужчина:
– Мне надо? Да пусть бы хоть бы из Пятёрочки. Да пусть бы хоть бы и поллитра. А тебе чего здесь надо? А чего тебе меня… (Увидев нас) А-а-а-а-а. Так вы за этими пришли. Так забирайте их, а чего сразу не говорите?

Обе стороны эскалатора

Метро говорит: Занимайте обе стороны эскалатора, чтобы сократить время своей поездки. К сожалению, с моей комплекцией у меня не получается занять обе стороны эскалатора. У некоторых получается.

В бассейне на двери женского туалета распечатан призыв: “Дамы и господа! Выходя, оставляйте туалет за собой чистым”. Хорошо, гусары будут иметь в виду.

Когда захожу в твиттер, сверху написано: “Что происходит?”. Я каждый раз грустно соглашаюсь: да вообще… что происходит? Если ты не знаешь, твиттер, то я и подавно.

Да, однажды в одной европейской стране я попал в женский туалет. Я увидел два изображения. На одном инвалид, на другом — просто человек. На самом деле это была женщина. Просто очень гендер-нейтральная женщина. Я подумал: вот это Европа! Два туалета, для инвалидов и для всех остальных. Мне, конечно, в правый. И я пошёл туда. Неудивительно, что внутри не было писсуаров. И когда я выходил, навстречу шли одни женщины. Но я гордо прошёл мимо них, как человек, причастный к европейским ценностям. Нисколько не стесняясь того, что в Европе мужчины и женщины ходят в один сортир. Я вышел оттуда и прошёл немного вперёд. Мимо мужского туалета. Тут я немного отдалился от европейских ценностей и приблизился к картине Эдварда Мунка.