Записи за месяц: September 2019

Круг света 2019

Самое красочное шоу на Театральной, четыре ролика длиной в час, пролетает только так. Индонезийский больше всего понравился. Много рекламы — вот уж чего не ожидал увидеть на Большом театре!

На Политехническом музее рассказ о музее всего 15 минут, но полно сидячих мест и фильм самый разумный, со словами и сюжетом и немножко в духе Арзамас.

На Сахарова просто цветомузыка 45 минут, интересно только первый клип 5 минут (искры и змейка) и последний столько же (белые полосы). Первый показ в 19:30, так что если придёте к его концу где-то в 20:15, увидите всё самое интересное, когда станет скучно, можно валить. Но можно и не ходить.

В Коломенском лес расцвечен разными цветами, в кроне деревье светятся в темноте таинственные лица. Несколько крупных зданий — с анимацией. Симпатично, но мало.

Logrotate creates empty compressed log files

Case study: After some changes I’ve noticed logrotate flushes the main log (as it should) but all gzipped archived copies it creates are empty (20b). Logrotate destroys logs instead of preserving them.
You had one job, logrotate!

Turns out my logrotate file looked like this:

/var/log/httpd/*_log /custompath/log/*_log {
..
create ...
}

And the latter had been symlinked to the former.

It made sense when I wrote that. Cover all the bases. But the way logrotate works, it first scans all paths for files that need rotating and then applies rotation to them all.

So if I have /custompath/log/error_log reflected as /var/log/httpd/error_log, logrotate notices two files in need of rotation. It then compresses the first one, replaces it with empty log (create), then compresses the second one (now empty) and replaces the first .gz with an empty archive.

Nice job, logrotate. Make sure the collected filenames resolve to unique files? Nope. Maybe at least don’t overwrite already existing gzips? Nope.

Выборы 2019

В кои-то веки почти нет чувства, что за результатом не уследил. Наоборот, сам всех запутал и наполовину руководил подсчётом, сошлось точно. Наш УИК даже сдался в ТИК первым.
За книгами присматривал, и как выдают бюллетени, проверяют паспорта, как вписывают. Не могу сказать, что подтасовки исключены, но в этот раз я не закрыл глаза на подозрения, не тупил, всё проверял.

Наблюдателей не хватает. Была тётка от собеса, два платных студента без особой мотивации (хотя хорошие ребята, заботились о стариках, когда ходили с урной) и случайная тётка от “общественной палаты”. Все они даже не пытались никого считать и не заботились не оставлять помещение без присмотра.

(истории с участка)

Утром спрашиваю председателя:
– Какой последний избиратель в списке?
– Зачем тебе?
– Хочу сравнить со вчерашней цифрой.
– 1715.
– Ну… Более-менее.
– Какое ещё более-менее? 0__0 Ты мне сейчас на камеру такого наговоришь!

Кандидаты от власти теперь стесняются своего единоросства и стыдливо стали “самовыдвиженцы”. Но иногда это выходит боком :) Мужчина смотрит в бюллетень и спрашивает:
– Кто здесь от Единой России?
– Только коммунисты две штуки, ЛДПР и самовыдвиженцы.
– Э… – мысли на лице мужчины просто застревают, он поднимает голову и непонимающе спрашивает: – То есть как это, от Единой России никого нет?
– Нет.
– А как же… Так от Единой… Так они же… Они что, уже… Что, правда никого нет?
Мужчина явно не знает, что ему теперь делать.

Не повезло и другим:
– А вот за этих, за либералов, я никогда в жизни не проголосую! Пусть валят куда-нибудь, если им не нравится, говорит мужик, указывая на ЛДПР.

Заходит опрятный человек в костюме, со всеми поздоровался. Мне говорят: Козлов заходил [кандидат].
– А, так это и был Козлов?
– Да.
Смотрю на фотографию на стенде и без задней мысли говорю:
– Похож.

По закону с урной нас должна сопровождать полиция. К середине дня полиция кончилась (“митинги разгонять у них полиции хватает!” – говорит председатель) и с нами пошла Росгвардия. Оставляли её на первом этаже.
Возвращаемся, с ними уже ведёт диалог мужчина:
– Мне надо? Да пусть бы хоть бы из Пятёрочки. Да пусть бы хоть бы и поллитра. А тебе чего здесь надо? А чего тебе меня… (Увидев нас) А-а-а-а-а. Так вы за этими пришли. Так забирайте их, а чего сразу не говорите?

Обе стороны эскалатора

Метро говорит: Занимайте обе стороны эскалатора, чтобы сократить время своей поездки. К сожалению, с моей комплекцией у меня не получается занять обе стороны эскалатора. У некоторых получается.

В бассейне на двери женского туалета распечатан призыв: “Дамы и господа! Выходя, оставляйте туалет за собой чистым”. Хорошо, гусары будут иметь в виду.

Когда захожу в твиттер, сверху написано: “Что происходит?”. Я каждый раз грустно соглашаюсь: да вообще… что происходит? Если ты не знаешь, твиттер, то я и подавно.

Да, однажды в одной европейской стране я попал в женский туалет. Я увидел два изображения. На одном инвалид, на другом — просто человек. На самом деле это была женщина. Просто очень гендер-нейтральная женщина. Я подумал: вот это Европа! Два туалета, для инвалидов и для всех остальных. Мне, конечно, в правый. И я пошёл туда. Неудивительно, что внутри не было писсуаров. И когда я выходил, навстречу шли одни женщины. Но я гордо прошёл мимо них, как человек, причастный к европейским ценностям. Нисколько не стесняясь того, что в Европе мужчины и женщины ходят в один сортир. Я вышел оттуда и прошёл немного вперёд. Мимо мужского туалета. Тут я немного отдалился от европейских ценностей и приблизился к картине Эдварда Мунка.