Категория: Исин

Надемоногатари

На этот раз название случайное – в отличие от Кои или Орока. Книга интересная, и хотя не настолько трогательная, как Кои, но вполне приятная и приключенческая. Это вроде как “внесезонная” книга, значит, всё уже давно кончилось и сюжета нет, но сюжета почему-то больше, чем в половине цикла про какого-нибудь Коёми. (А в абсолютных единицах примерно на одну нормальную повесть).

Сюжет: Ононоки посоветовала Надеко нарисовать четырёх помощниц, чтобы быстрее научиться рисовать мангу. Помощниц Ононоки ожививила. Надеко нарисовала: Надеко-стесняшу, Надеко-дразняшу, Надеко-маньячку (опенинг к Отори) и Надеко-богиню. 20 минут спустя: Надеко бегает по городу и ловит четырёх разбежавшихся Надек, среди которых богиня. Так Сенгоку Надеко стала шикигами-цукай, только скорее… шикигами-цукаэнай.

С самой Надеко произошли симпатичные изменения. Из глупой девочки она превратилась в скромную и умную героиню. Даже в Кои она была по большей части реквизитом для выступления превосходного Кайки, чего уж говорить об Отори – просто случайный ребёнок. Только в Орока ей впервые начинаешь сочувствовать, а здесь она прямо неплохой герой. Лучше, чем половина предыдущих, по крайней мере.

Орокамоногатари / Байки о дурочках

Хорошие новости для тех, кому понравилось Коимоногатари. После заурядных Овари и вовсю унылейшего Коёми, и что там ещё было после очередного окончания цикла, Орокамоногатари очень даже неплохая, особенно первый и последний рассказы.

Более того, в первом рассказе Исин повторяет прямо тот же самый трюк, что использовал в Коимоногатари, и трюк опять работает. Он берёт персонажа, которого мы привыкли видеть в некотором свете, и громко соглашаясь с этим описанием, показывает его на деле с обратной стороны. Что-то при таком контрасте между словами и делом заставляет сочувствовать герою особенно остро — как будто наше собственное мнение складывается вопреки авторскому, и чем сильнее мы в нём убеждаемся, тем больше нам хочется, чтобы автор не закрывал на это глаза, чтобы так и получилось. Мы влюбляемся в те качества, которые разглядели в герое сами, не послушав объяснений и оценив его поступки. Имота, кстати, тоже пользовалась этой хитростью.

В Коимоногатари героем был жулик, который заботится о людях, в Орокамоногатари это – не буду говорить, кто; я был удивлён, хотя задним числом кажется, что вариантов немного.

Второй рассказ слабее прочих, и наводит опять на те же мысли, которые у всех возникают к 12-й главе Коёми. “Ну сколько раз тебя надо упокаивать-то?” (спойлер)У Канбару дома обнаружилась ещё одна сушёная обезъянья лапка.

Третий в целом неплохой, но самой интересной для меня оказалась побочная сцена. Практически crowning moment of awesomeness. (спойлер сцены)Ононоки (кукла) пришла за помощью к Сенгоку Надеко, и пока объясняла ситуацию, огляделась, как та живёт.
Надеко подросла, не ходит в школу, сидит рисует и почти не покидает дома. В разговоре спокойная, прямо какая-то взрослая. Помочь согласилась, только, говорит, у меня божественных сил больше нету, если объяснишь, что делать, то помогу.
И села рисовать кукле нужный рисунок. А поскольку Сенгоку ваннабе художник, то на это ушло время, рисует как следует.
Между делом кукла её спрашивает:
– А ты мангу рисуешь, значит? В журналы пробовала подавать, на конкурсы там всякие?
Сенгоку говорит, подавала, угу, но ничего пока не вышло из этого.
– Может, ты из тех, кто расчитывает сразу на сеть?
Да, я, говорит, в интернете публикуюсь, но тоже пока без особой популярности. И чего-то про преимущества цифрового рисунка кукле стала рассказывать.
Кукла думает, ну что тут сказать? Говорит:
– Ясно… Да, что сказать, успех даётся непросто.
Сенгоку отвечает:
– Да. И это замечательно.

Кайкимоногатари

Возвращаясь к Нисе/Коимоногатари: помните, Кайки говорил, что постоянно врёт? “Никогда в жизни не говорил правды” У этой фразы было продолжение: “Кроме, возможно, последних пяти минут”. Притом большую часть сериала Кайки не врёт. Не считая ерунды типа Окинавы, он в основном просто нравоучает, и его нравоучения вполне разумны, хотя и циничны. И эти пять минут он не говорил Надеко таких уж откровений:
– Знаешь, я люблю деньги. Потому, что деньги заменяют всё. Деньги покупают счастье, деньги покупают вещи, деньги покупают жизни, деньги покупают любовь. И при такой полезности они отнюдь не незаменимы. И напротив, я не люблю незаменимое. Не люблю это – “без неё я не проживу”, “для чего я рождён”, “больше мне ничего не надо”. Незаменимого не бывает! Будут новые друзья, новая любовь, новые интересы. Или в тебе больше нет ничего, кроме любви к Арараги? Или это всё, что ты как личность из себя представляешь?

И актёр замечательно сыграл – в аниме это ещё понятней, чем в книге: Кайки говорит от всего сердца. Он не нравоучает, как обычно. Он делится тем, что нашёл для себя, тем, что стало ему опорой – быть может, когда девушка, которую он любил, разбилась в автокатастрофе?
Разумеется, это как раз неправда.

Вся сцена выглядит такой трогательной потому, что незаменимые люди есть. И в глубине души Кайки это знает. Но это его палка, на которую он опирается, бредя по жизни, и он дарит её Надеко.

– Ты счастлива? Но ты ведь не хотела стать счастливой. Ты хотела стать художницей.

Вспоминая это, я придумал объяснение почему Кайки говорит, что всё время врёт, и почему сказал, что здесь говорил правду. Потому, что он называет правдой то, во что хочет верить, а неправдой то, во что верить не хочет – пусть даже это так. Кайки хочет верить, что незаменимого нет, что необязательно быть счастливым, что так и можно прожить всю жизнь – и это его правда. Он говорит её искренне. Это его большой подарок, “ничего особенного, обычные глупости, которые взрослые говорят детям”. Кайки знает, что люди эгоистичны, люди врут, что верить никому нельзя, он знает – это правда жизни, это часть его ремесла, эти уроки он преподаёт их окружающим, но он не хочет этого и потому для него это ложь. Потому он ощущает себя жуликом.

Оваримоногатари, часть 3

Прочёл как бы последний том Моногатари (будет ещё одна бонусная книга). Никакого чувства завершённости, конечно, нет, поскольку и завершать было нечего. Помните, в Имоте Цукаса раньше времени устроил showdown в восьмом томе, и потом несколько томов было затишье после грозы? Вроде и не финал, но и инерции никакой нет. Ну ладно, Цукаса выкрутился, а у Исина инерции и не было никогда. Он тщётно пытался в последний момент сочинить и пропихнуть в антагонисты Ошино Оги, но задним числом это сделать невозможно. Если первые пол-сезона ни о каком Оги никто и не слышал, то сколько ты не начинай с его/её имени последние несколько книг, всё равно сквозной нитью повести он не сошьёт.

Итак, подробности (предупреждаю, что спойлеры, но это такой бред, что можете не волноваться, спойлеры вряд ли что-то испортят):

(спойлеры)

В прошлых сериях Арараги был убит и попал в рай, где его ждала Хачикудзи. Как выясняется, это был ад, и Хачикудзи там кукует уже полгода. Канитель с её перерождением от этого кажется ещё более бессмысленной: зачем тогда упокаивали, если её положение стало только хуже? Да и вообще здешние смерти уже трудно воспринимать всерьёз. В общем, из ада Арараги вытащили с помощью змеиной верёвки, и в результате он потерял вампирскую сущность, а обрёл – Хачикудзи (которую забрал с собой, взяв ногами).

Кто такая Оги? Грустные новости. Помните, Арараги по полтома размышлял, стоит ли переводить бабушку через дорогу? Оказывается, это не конец. Переведя бабушку, он потом ещё три тома мучается, правильно ли он поступил. Оги – это воплощение его чувства вины за то, что он не сделал всё наоборот, не перевёл дорогу через бабушку. Если в прошлых томах уровень высосанности из пальца моральных проблем зашкаливал, то теперь это просто буря на солнце, счётчики совестливости лопаются. “Конечно, я не позволю убить сестру ни за что, но достойно ли я при этом поступаю? Пожму ли я сам себе потом руку? Ах, какой сложный выбор передо мной ставит жизнь. Ах, молодость”.

Короче, поскольку Оги из чувства противоречия хочет убить и Цукихи, и Хачикудзи, Гаэн предлагает упокоить саму Оги. Для этого достаточно нарушить её функцию кайи, а поскольку функция Оги, почему-то, “быть непонятной” (а не укорять или заставлять вспоминать ошибки), то стоит назвать её истинное имя, как за ней придёт Тьма. Так Арараги и делает, но в последний момент пламенное сердце берёт верх, и он прыгает и спасает Оги, то есть, себя, после чего обнимается сам с собой на полу, закрывает себя своим телом и разве что не обещает себе больше никогда себя не бросить. Вот он, последний экзамен, квинтэссенция всего Моногатари: мучаясь вопросом, правильно ли он поступает, Арараги переводит через дорогу сам себя! (При этом тоже девочку).

Из прочего:
1. Хачикудзи назначили богиней храма белой северной змеи. Правда, она улитка, но в прошлый раз Кайки победил змею с помощью слизня, Намэкудзи доофу, и все дети знают, что в “камень-ножницы-бумага” слизень бьёт змею. А улитка – это почти слизень с панцирем. И звучит похоже: Хачикудзи-Намэкудзи. Нормальная причина, чё.
2. Ошино был на Южном полюсе, но приехал и всех спас: притворился, что Оги действительно его племянница. Никто, кроме него, это сделать не мог почему? Вот и я не знаю. Ёдзура – на Северном полюсе дерётся с медведями. Ононоки так и живёт пока у Арараги.
3. “Онии-тян, теперь я старшеклассница, дурачиться по-прежнему будет нельзя… Давай ещё разок напоследок покормим друг друга губами!” Насколько помню по Ханамоногатари, не напоследок.
4. “Опять путешествовать, Ханекава?” “А, нет, у меня контракт… Чтобы успеть привезти Ошино, пришлось продаться стратегом в одну организацию” – “Продаться стратегом? Как-то стрёмно звучит” – “Да ничего страшного, они почти не злые. И как ещё я могла зафрахтовать истребитель?”
5. Сендзёгахара скучно появилась на одну главу и подтвердила, что они с Арараги ещё встречаются.

Кроме того, том страдает от обычного для Моногатари распределения “200 страниц шуток и пустой болтовни, 90 страниц “да-да Коёми-кун, сейчас я всё объясню, дай ещё поболтать” и 10 страниц конспект объяснений за весь том”. В результате, как всегда, объяснения кажутся притянутыми за уши. А так – ничего, том как том. Грандиозного финала нет, а обычный финал, ну, можно считать, есть, сюжетные ветки кое-как закрыли.

Оваримоногатари, часть 2

Вторая часть Оваримоногатари никак не связана ни с первой, ни с рассказами из Коёми. Зато она происходит в то же самое время, что и “тигровая” история Ханекавы, через два дня после Кабуки и через день после Они (про тьму).

То есть, хронология приключения Арараги такая:
1. Путешествие во времени (Кабуки).
2. Тьма и история Шинобу (Они).
3. Ещё немного истории Шинобу! (Овари-2)
Это всё за 3 дня.

Вы ни за что не поверите, кто воскрес в последнем пункте. (Нет, не Хачикудзи. И не Меме. И не Кайки) (спойлер)

Первый слуга, приспешник, субвампир Шинобу, безымянный специалист из 400-летнего прошлого, который не перенёс своей новой вампирской сущности и кинулся под солнце.
Оказывается, вампиры бессмертны.

400 лет его прах порхал по стране и приземлился в том месте, откуда и улетал — в родном городе Арараги. Потом 15 лет прах занимался медитацией и восстановил своё тело, несмотря на козни всевозможных Ошино. Попутно прах оказался виноват во всём на свете, от смерти Хачикудзи до убийства Кеннеди.

Восстановившись, прах решил идти признаваться в любви Шинобу, т.к. как мы все и подозревали, первый слуга Шинобу был её первым не только слугой. Но на пути праха встал Арараги. Весь том продолжались слёзы и драмы, Арараги много думал о своих чувствах к Шинобу (старательно не используя слово “любовь”, а то с СГ придётся расставаться). “Ты должна с ним увидеться, он 400 лет тебя ждал”, “чем ты лучше для Шинобу, чем я, Арараги-доно?”. В конце была дуэль на пластмассовых горшочках, Арараги победил.

400-летнего праха съела Шинобу, больше он уже не воскреснет. (Перед этим они помирились).

Следующая книжка последняя (если не считать той, которая будет после неё), видимо, там опять будет что-то про Оги. Фушими Цукаса в послесловии пишет “если вас рассмешила хоть пара шуток, я старался не зря”, ну а Исин написал “надеюсь, вы удивились ещё одному внеплановому тому”. У всех свои цели!
Кстати, автор сознался, что “Маёй зомби”, “Шинобу тайм” и “Шинобу мэйл” задумывались как три рассказа в одной книге, но пальцы как пошли писать.

Нисемоногатари

Из интереса прочёл Нисемоногатари 1. В прошлый раз я пробовал читать его 2 года назад, осенью 2011. Как странно теперь вспоминать. Сейчас взялся – интересно было заново взглянуть на Кайки, плюс мне по цитатам показалось, что там необычные рассуждения об истинных вещах/подделках.

Резюме:

  1. Никакой глубины в книге нет. Морали буквально четыре строчки на огромный том, и та высосана из пальца. Тут я просчитался.
  2. Большинства, скажем так, интригующих диалогов и подталкивающих к размышлениям тем тоже нет. Твистер не показан, сцена с ходящей на голове Карен полностью безобидна, сцена с Шинобу в ванной тоже.
  3. Мелкий трогательный момент: Кайки где-то в Коимоногатари говорил, что телефоны подолгу не держит и всегда выбрасывает после завершения дел. В Нисемоногатари надо связаться с Кайки, Арараги спрашивает: “Как мы с ним свяжемся?” СГ достаёт листочек: “У меня осталась его визитка… Завалялась где-то – сама не знаю, почему не выбросила.” Звонит, Кайки отвечает.
    Кстати, в конце Коимоногатари Кайки свой телефон сломал. Хотя и в конце Нисе Сендзёгахара тоже отобрала у него телефон и сломала, а в Кои всё-таки дозвонилась.
  4. Кайки ткнул Карен в лоб и та теряет сознание. Карен: “Что это?! Что ты со мной сделал?” Кайки: “Нечто плохое – и, разумеется, небесплатно!”
  5. Интересный момент, который всеми забыт. У СГ в прошлом был не только Кайки, который её обманул, но и какой-то неудавшийся насильник. И вот СГ+Арараги говорят с Кайки на крыше супермаркета, выгоняют его из города, и Кайки, объясняя СГ, какой он мелкий и незначительный человек и что с прошлым надо расставаться, говорит подряд две вещи:
    Кайки: Я в этот город явился не из-за тебя, я про тебя вообще не помнил, пока ты не позвонила. Закончил дело и забыл, знаешь, сколько у меня таких страниц было в прошлом?.. Или возьми твоего неудавшегося насильника: ты слышала, что его сбила случайная машина и он умер далеко в другом городе? Для тебя он, наверное, был каким-то особым, злым существом, врагом, которому надо мстить, но он умер вот так, прозаично и естественно, и даже не получится найти и отомстить ему самой
    СГ: Ты врёшь – откуда ты знаешь про насильника?
    Кайки: Ну да. А может, я вру, что ты для меня ничего не значишь.

    Так вот, при такой осведомлённости, Кайки мог не только проследить… но и поспособствовать смерти этого человека :)

  6. У актёра, который сыграл Кайки – огромный послужной список. Представляю себе интервью с ним:
    “Вы исполняли роли в таком количестве аниме! Практически по сериалу каждые 2 месяца. Скажите, зачем вы это делали?”
    “Хммм. Зачем? Глубокий вопрос. К сожалению, на этот глубокий вопрос я дам очень скучный ответ: ради денег.”

Оваримоногатари, часть 1

Наконец в третьем сезоне Моногатарей появилось что-то интересное. В отличие от прошлых книжек в Овари полно событий: три главы, каждая – отдельная детективная история. Правда, всё это не имеет никакого отношения к старому сюжету. Все истории посвящены прошлому Арараги, закапываются в него всё глубже и глубже, каждый раз его заново объясняя.

Первую главу читать неудобно, т.к. там вводится 30 новых персонажей. Я бы и в русском запутался, а у каждого ещё и имя на японском, и чтение даётся один раз, и у половины – в случайных местах книги. Пробовал выписывать их на бумагу, но махнул рукой. Большинство не нужны, как и описания их характеров, можете смело пропускать всех, кроме преступника и ещё пары человек, лол.

Всю книгу с Арараги рядом тусуется Оги и помогает ему решать загадки. Как автор не силится придать ей/ему загадочный ореол тьмы, Оги вполне нормальная, насмешливая, ничего особо плохого не делает, хотя и остаётся постоянно впечатление, что она на ходу правит Арараги память. В конце THE ULTIMATE SHOWDOWN: The Battle for Araragi между Оги и Ханекавой, Ханекава снимает с себя одеждуограничители и сдержки и начинает думать в полную силу; побеждает (серьёзный спойлер)грудь Ханекавы.

Кто по-настоящему тёмный, так это (спойлер)Оикура Содачи (новый персонаж – вы её не знаете). Сначала кажется, что с ней всё понятно, но чем дальше, тем мрачнее сюжет и третья история почти страшная. Кроме того мелкими деталями она (спойлер общего характера по строению сюжета)многие из прошлых рояльно-кустовых объяснений делает правдоподобными, так что знайте, что это почти настоящий детектив: если что-то кажется вам странным или не до конца объяснённым, обычно так и есть.

Непонятно, как Исин всё собирается увязывать. Теперь у нас есть:
1. Ханамоногатари в далёком будущем (где Арараги купил машину и отрастил волосы).
2. Концовка Коёмимоногатари (где Арараги (спойлер)убили, а потом воскресили чёрт знает где).
3. Оваримоногатари (который происходит до истории с Надеко, и вытащил кучу сюжетных ниток по прошлому Арараги).
4. И всякие вопросы по мелочи, типа “когда Гаэн-сан дала Коёми ту карточку со змеёй”, “куда делся Ошино” и “почему в поздних книгах нигде нет Сендзёгахары”.

А вот самая замечательная фраза из недавно прошедшей серии Коимоногатари. Вся арка – лучшая в сезоне, серия, скорее всего, лучшая в арке, а эта фраза – её высшая точка:
(спойлер)

Ононоки: И что, ты так всю жизнь и будешь так жить?
Кайки: Да, я так всю жизнь и буду так жить…
Ононоки: Ты же сам не понимаешь, что ты делаешь, да?

Это как та фраза из Штайнс Гейта, от которой мурашки по коже.

В книге мне больше всего понравился этот абзац, который после 25-й серии уже можно читать, но в экранизации его затмевает разговор перед ним. Наверное, только два момента в Моногатари могут сравниться с этой сценой 25-й серии: когда Сендзёгахара указала пальцем на пустое место; и когда говорила “Домашние задания, смешная подружка и эти звёзды – это всё, что у меня есть, это всё твоё.”

(картинки)

За физиономиями Кайки интересно наблюдать (и голос у него тоже отличный):

Тёплый вечер возле храма:

Замечательный опенинг:

Посмотрите на эту няшноту. Сендзёгахара довольна, что ловко уела Кайки:

У Ононоки всегда такое странное выражение лица, что непонятно, насколько она кукла, а насколько живая:

Потрясающе красивая тёмная ночь над городом:

Ханекаве надо всегда ходить в шубке, она даже стала симпатичной:

И картинки из последней серии, когда мир переворачивается с ног на голову:

У Шафта была одна беспроигрышная арка в этом сезоне и они её не упустили.

Цукимоногатари и Коёмимоногатари

Давно уже прочёл Цуки и Коёми. Обе достаточно скучные, единственная радость – в конце Коёмимоногатари (спойлер)Коёми убивают. Но тут же воскрешают.

Сюжет Цукимоногатари: (не особо-то и спойлер)

Арараги болтает с Ёцуги ни о чём. В конце появляется злодей, ворует чужих имот, требует встретиться. Когда Арараги приходит, эмо-злодей сидит на полу храма и жалуется на жизнь, погоду и злую волю, которая поставила Арараги и его по разные стороны каких-то баррикад. И уже готов решить дело миром, как из кустов выходит кукла Ёцуги и убивает его.

Мораль: Ёцуги жестокая, она не человек. Чтобы компенсировать эту мораль, Ёцуги подселяют жить к Арараги.
Ах да, забыл: Коёми теперь нельзя использовать свою вампирскую натуру, т.к. он и так перестал отражаться в зеркале, и если дальше продолжать, скоро сверкать на солнце начнёт.

У Коёмимоногатари нет сюжета, это 12 рассказов, по рассказу в месяц – от самого начала цикла до его настоящего времени. Каждый рассказ посвящён одному из персонажей, и во всех Коёми выясняет, “что для такого-то значит Путь” (внятного ответа на этот вопрос не получая).
Коёми, что за ерунду ты у людей спрашиваешь. И не только у людей.

Рассказы бьют все рекорды скукоты и бессобытийности, например, в одном из рассказов коллектив додзё хотел срубить некрасивое дерево, и Карен пришла к Арараги советоваться, как бы их переубедить. В другом чан с водой показывал Канбару её бабушку (спойлер: на самом деле это была сама Канбару). В сумме таких интригующих сюжетов набралось на 440 страниц, самая длинная книга в серии.

В самом-самом-самом-самом конце, даже после того спойлера, который я дал выше, есть одно приятное событие, которое всем понравится. Отличный способ продать 440 страниц ненужного текста, Исин.

Коимоногатари

Вброс: завтра будет не первая серия Кои, а рекап. Появится Кайки, скажет: “А потому, что не надо верить никому, даже аниме-компаниям”.